No Image

Человек киборг в россии

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
22 января 2020

По части киборгизации наша страна шагает в ногу с прогрессом. Желающих дополнить свое тело модными гаджетами и даже разработать что-то свое среди россиян хватает

Студента информационного колледжа Константина Полякова все тюменские контролеры узнают в лицо. Летом прошлого года он первым в городе, да и в стране, вживил себе под кожу проездной билет.

— К тому времени я уже пару транспортных карт потерял и решил записать проездной на чип под кожу,— рассказывает Константин.— Мы встретились с директором Тюменской транспортной системы Алексеем Раковым, он тоже увлекся идеей. Заказали три чипа, один я поставил себе, второй остался в офисе компании как экспонат, а третий взял Алексей Владимирович. Уж не знаю, вживил он его себе или нет.

Чипы купили за счет транспортной компании. Студент Поляков имплантировал его себе сам. А потом стал чипировать всех желающих.

— Все стерильно, я же в армии был санинструктором,— говорит студент.— Лично я уже трех человек привлек из своего колледжа. А вообще у нас с Алексеем Владимировичем договор: если наберется достаточно пассажиров с чипами под кожей, для нас в городе поставят спецтерминал. Пока же я хожу "пополнять" свой билет в офис транспортной компании.

Жизнь без ключей

Один из самых известных российских киборгов — новосибирский акушер-гинеколог Александр Волчек. Имплантаты помогают ему в работе.

— У нас между административным и лечебным корпусами есть проходная — там надо пропуск прикладывать. При этом ты почти всегда несешь что-то в руках, доставать его неудобно. С вживленными чипами стало гораздо проще,— объясняет врач.— И уже полтора десятка коллег последовали моему примеру.

Начальство просит Александра не афишировать название медучреждения — а вдруг не положено? Тем не менее у доктора Волчека уже пять имплантатов. Два ключа — в левой и правой руках, чтобы открывать двери любой. Чип-визитка — если собеседнику нужны контакты, он просто подносит к руке доктора телефон. Еще один чип гинеколога хранит пароли от разных устройств и аккаунта. Наконец, пятый — экспериментальный, туда врач записывает данные транспортных карт. Правда, новосибирское метро использует защищенные чипы, и использовать имплантаты для проезда пока не получается.

Помогло то, что помимо медицины Александр с детства увлекался программированием — он до сих пор пишет программы для мобильных платформ. Что касается чипов, то их сначала покупал по интернету в Китае, а потом нашел большой завод на Филиппинах.

Чипы покрупнее ставят в складку между большим и указательным пальцем руки. Те, что поменьше — в пальцы или тыльную часть запястья. Александр Волчек вживил себе и другим добровольцам уже до 200 имплантатов. Один из его подопечных — зеленоградский инженер Жан Жужков, который с детства ненавидел таскать связки ключей и возиться с дверными замками. "Благодаря чипам у меня теперь жизнь без ключей,— радуется Жан.— Своими руками открываю машину, квартиру, офис". Первый имплантат Жан установил три года назад. Сейчас их у него пять: два чипа-ключа, чип-визитка (к сожалению, неважно работает), пустой пока чип про запас и. магнит. Его Жан вживил в подушечку безымянного пальца, которая у него частично отсутствовала после детской травмы.

— Я думал, появится новое чувство — ощущение магнитных полей,— признается инженер.— Я их действительно ощущаю, но только на расстоянии 10-15 сантиметров. Могу поднять болтик, скрепку или 50-копеечную монетку, а вот рубль — уже нет. Магнит слабый.

Желание обрести шестое чувство — тоже важный мотив для киборгов из России. Программист из Новосибирска Даниил Лыткин прошлой весной первым в РФ установил разработанное за рубежом устройство North Sense (чувство севера.— "О" .). Это электронный компас, который крепится на грудь и вибрирует, когда носитель поворачивается лицом на север.

— Было интересно, сможет ли тело адаптироваться к новому источнику информации,— объясняет "Огоньку" Даниил.— Компас очень чувствительный к помехам, и я с трудом распознаю сигналы вблизи магнитных полей — в лифте или рядом с ЛЭП. Но со временем научусь.

Будущее в своих руках

По данным Александра Волчека, в мире носителей чипов около 50 тысяч человек, а в России, где увлечение стало массовым полтора года назад,— две-три сотни. В "Фейсбуке" есть русскоязычная группа, посвященная имплантации чипов. Ведет ее Жан Жужков — за год он "чипизировал" дюжину человек, главным образом из знакомых. Киборги много работают над тем, чтобы наделить имплантаты новыми функциями. "Сейчас ищем банк, который согласится записать банковскую карту на наши чипы",— говорит Жан Жужков.

Уже сейчас ничто не мешает сделать такой чип под кожу, но нужно одобрение EMV — международного стандарта для операций по банковским картам с чипом. Зато с помощью платежных систем платить уже можно. Российские пионеры биохакинга изобрели и ноу-хау: растворяют действующую банковскую карту в ацетоне, извлекают чип и имплантируют его под кожу.

Доктор Волчек тем временем работает над проектом фонарика из двух диодов, который будет светить прямо сквозь кожу. В планах — глюкометр, полностью вживляемый и не требующий обслуживания и замены (сейчас диабетики могут пользоваться прибором с вшиваемым под кожу модулем, который надо регулярно менять).

— К сожалению, элементная база попадает под санкции. Но кое-что привезли из Германии, так что я уже экспериментирую,— рассказывает Александр Волчек.

Не инвалиды, а киборги

— Не знаю, решился бы я вживить что-нибудь в свое тело. Но раз уж у меня протез, почему бы не наделить его дополнительным функционалом? — рассуждает Константин Дебликов.

Потеряв в 22 года кисти обеих рук, он быстро освоился с современными протезами, работает, занимается музыкой, живет полноценной жизнью. Кисти рук при этом у него бионические, то есть управляются нервными импульсами мышц предплечья. Их у Константина два комплекта — иногда он носит более простые и малозаметные устройства с оболочкой телесного цвета. Но в особых случаях надевает черные, футуристические. Молодой человек уверен: биопротезы должны быть футуристическими не только внешне, но и по функционалу. Скажем, одна из проблем искусственной руки — отсутствие обратной связи. Ею можно взять предмет, но нельзя ощупать. Так почему бы не вмонтировать в протез фонарик, чтобы компенсировать в темноте недостаток тактильных ощущений? "Многие дорогие современные экземпляры могут сделать 30 зачастую совершенно не нужных жестов,— сетует Константин,— зато не работают с сенсорными экранами мобильных телефонов".

Навстречу его чаяниям сейчас идет российская компания "Моторика". Ее конструкторы уже интегрировали в протез банковскую карту и работают над тем, чтобы встроить мобильный телефон.

— Протез — это ведь полноценный гаджет, только мощнее, в него можно встроить более емкие аккумуляторы, чем в телефон, больше физиологических датчиков,— объясняет директор компании Илья Чех.— Почему-то до этого никто, кроме нас, не додумался. А мы устроили целый мозговой штурм по поиску дополнительных функций.

Особняком стоит детская линейка протезов. Хотя сами устройства там проще (они не электрические, а тяговые), зато большой упор сделан на дополнительные функции. Разработан целый набор сменных насадок: для скакалки и ручки, для смычка и палитры, для конструктора "Лего" и пультов управления от игрушек. А для одного юного видеоблогера разработали спецнасадку, чтобы ему было удобнее снимать с мобильного телефона. "Нам присылают фото из детских садиков: ребята с протезами в центре внимания. Дети воспринимают их как суперменов, интересуются, как работают протезы, и просят примерить",— рассказывает Илья Чех.

— Много говорят, что общество должно изменить отношение к инвалидам. Но без инициативы с нашей стороны ничего не будет, а киборгизация — это возможность по-новому посмотреть на себя,— уверен Константин Дебликов.

Константин считает, что намечается определенный сдвиг в общественном сознании — таких, как он, все чаще называют не инвалидами, а киборгами. В октябре 2016-го в Швейцарии впервые прошел "Кибатлон" — специальные соревнования для киборгов.

— Это не стоит путать с паралимпийским спортом,— объясняет председатель правления российского союза "Кибатлетика" Андрей Давидюк.— Там строго запрещены средства реабилитации с внешними источниками энергии. А у нас, наоборот, все построено на них: на двигателях, усилителях, батареях, компьютерных программах.

Читайте также:  Фоллаут 4 жанр игры

Задания не спортивные, а бытовые. Например, упражнение для протеза руки — развесить бумажки на прищепках или провести кольцо по завитой змейкой проволоке, не коснувшись ее. Люди с бионическими ногами выполняют упражнения с мячом. Есть еще четыре дисциплины: экзоскелеты, электрические коляски, соревнование парализованных велосипедистов, едущих с помощью электростимуляции мышц, и, наконец, состязания интерфейсов мозг–компьютер, где человек управляет аватаром в компьютерной игре с помощью электродов, улавливающих мозговые волны. Так как вид спорта технический, то в каждой команде два человека: инженер и сам инвалид, управляющий протезом. Инженер не вправе вмешиваться в выполнение заданий, но дает советы по настройке устройств. В соревнованиях бионических рук в Цюрихе участвовал Константин Дебликов с новыми российскими протезами, занял 10-е место из 12. Но расстроен не сильно:

— Мы соревновались с компаниями с многолетней историей,— рассуждает Андрей Давидюк.— Еще поборемся.

К слову, наша страна первой в мире, за два месяца до первого "Кибатлона", провела соревнование спортсменов с кибернетическими руками. А в ноябре 2017-го впервые прошло первенство РФ среди киборгов (более 60 участников из 37 населенных пунктов). И уже известна перспектива — В 2020-м Москва готовится принять киборгов всей Евразии.

— Уверен, со временем протезы превзойдут возможности человека,— говорит Андрей Давидюк.— Сейчас 80 процентов предпочитают протезы с имитационными оболочками. Но непрерывно растет число тех, кто не хочет маскировать инвалидность и видит протез элементом своего образа. В основном это дети, подростки и молодежь. Девушки украшают протезы ног стразами. Парни расписывают под хохлому.

Такой вот особый акцент — отечественный.

"Этика работает в режиме цейтнота"

Руководитель Сектора гуманитарных экспертиз и биоэтики Института философии РАН Ольга Попова обозначила "Огоньку" проблемы, которые ставит вторжение современных технологий в человеческое тело

Вживи и радуйся

Людей, которые называют себя киборгами, в мире десятки тысяч. Они открывают двери касанием пальца, улавливают вибрацию земли, учатся видеть через толщу воды глазами глубоководных рыб и ощущать инфракрасный спектр, как змеи.

Этой осенью в Швейцарии я принял участие в Кибатлоне (англ. Cybathlon) — первом истории человечества соревновании людей-киборгов. На соревнованиях я пользовался бионическим протезом предплечья Stradivary от нашей команды «Моторика».

Кибатлон — это еще один взятый рубеж научно-технической революции. Я уверен, что принципиальную важность этого события мы полноценно осознаем через десятилетия, когда киборгизация (как здоровых людей, так людей с инвалидностью) выйдет на поистине фантастический уровень.

Что такое Кибатлон и зачем он нужен

В Кибатлоне принимают участие люди с инвалидностью, использующие высокотехнологичные технические средства реабилитации (ТСР), а также разработчики этих самых ТСР. Соревнование заключается в прохождении полосы препятствий, на которой необходимо выполнять различные задания, в основном бытового характера. Например, пользователи протезов рук должны закрутить лампочку, а пользователи электроколясок — преодолеть лестницу.

В чем смысл? Организаторы собирают в одном месте все самые крутые ТСР и ставят их пользователей в одинаковые соревновательные условия. Благодаря этому мы можем своими глазами увидеть, какой, например, протез на данный момент является реально лучшим из существующих. На Кибатлоне средства реабилитации сравниваются «лоб в лоб» и тут уже не помогут ни маркетинговые уловки, ни красивые видосики на ютубе: либо твой продукт показывает результат, либо нет. Отмечу, что принять участие в Кибатлоне могут как известные транснациональные компании-разработчики, так и небольшие стартапы с экспериментальными разработками.

Победители получают 2 медали. Одна достается команде-разработчиков, вторая — пользователю (или пилоту). Прямо как в Формуле-1. Вообще первый Кибатлон можно сравнить с первыми в истории автомобильными гонками. Пока результаты не такие фантастические, но перспективность этих разработок очевидна.

Мне особенно приятно, что в первом Кибатлоне приняли участие 6 команд из России. И пусть российские команды не заняли призовых мест, меня радует сам факт существования у нас высоких технологий в сфере реабилитации.

Первый Кибатлон проводился в 6 дисциплинах: протезы рук, протезы ног, экзоскелеты, электроколяски, нейроинтерфейсы и функциональная электрическая стимуляция.

Протезы ног

В дисциплине протезов бедра пилоты должны были преодолеть полосу препятствий, имитирующую различные жизненные ситуации, например, сесть и встать, перешагнуть через препятствие и пройти по лестнице и неровностям.

В гонке принимали участие 12 пилотов, причем четверо из них представляли компанию Ossur — одного из ведущего разработчика и многолетнего лидера рынка в этом сегменте. Не мудрено, что именно пилоты Ossur заняли весь призовой пьедестал.

Очень круто, что четвертое место заняла российская разработка — Дмитрий Игнатов с гидравлической коленкой от компании «Ортокосмос» немного не дотянул до тройки лучших.

Экзоскелеты

Экзоскелеты дают возможность ходить людям с парализованными нижними конечностями. На Кибатлоне пилотам экзоскелетов приходилось не просто ходить, а маневрировать между препятствиями и взбираться по лестницам:

По моему мнению, это самая сложная дисциплина для пилота — передвигаться в экзоскелете очень тяжело физически. Самым быстрым же оказался немецкий экзоскелет от ReWalk. В соревновании участвовал и наш пилот с разработкой отечественной компании Neurobotics, но он, к сожалению, оказался далеко от тройки финалистов.

Электроколяски

Еще одна интересная дисциплина соревнований — это гонки на электрических инвалидных колясках. Пилоты преодолевают все те же смоделированные под реальные препятствия — искусственные неровности и наклоны, проходят “змейку”, заезжают и спускаются с лестниц. Подробный отчет о соревновании в этой дисциплине уже появлялся на GeekTimes.

В дисциплине участвовали 12 команд со всего мира, в том числе и новосибирская компания Caterwil. Ребята стали настоящим открытием для меня — я и не знал, что где-то в России компания выпускает такие крутые коляски-вездеходы.

Самое серьезное препятствие на трассе для колясочников — это, конечно, лестница. И инженеры команд по разному решили эту задачу. Например, кресла от Caterwil имеют и колесный и гусеничный ход. На колесах коляска едет быстро и хорошо маневрирует, а на гусеницах преодолевает ступеньки. К слову, на трассе ребята показали максимально возможный результат, но в общем зачете оказались лишь на пятом месте, так как проиграли по времени. Финишировавший первым швейцарец прошел трассу почти на 2 минуты быстрее. Как, спросите вы? Дело в том, что швейцарцы спроектировали свое кресло специально под Кибатлон. Их коляска заточена преодолевать ступеньки конкретной ширины и высоты, даром, что всю информацию о трассе, вплоть до размеров наклонов и ступенек, организаторы заранее прописывают в правилах.

Это говорит об одной из проблем Кибатлона — некоторые компании подстраивают свои ТСР специально под задания трассы. С одной стороны в этом нет ничего плохого, ведь это соревнования и все находятся в одинаковых условиях. Никто не мешает тебе заточить, например, свою коляску под определенные ступеньки. Но ведь средства реабилитации призваны помогать человеку в реальной жизни, а в жизни все наклоны, кочки и ступеньки разного размера. Ребята из Caterwil приехали на соревнование со своей серийной коляской, что вдвойне круто.

Надеюсь, что практика кастомизации ТСР для соревнований себя не оправдает и в будущем побеждать будет тот протез/экзоскелет/электроколяска/нейроинтефрейс, который будет круче в условиях непредсказуемости трассы.

Нейроинтерфейсы (BCI — Brain–computer interface)

Соревнование среди частично парализованных пользователей нейроинтерфейсов “Мозг-компьютер”. Технология позволяет обрабатывать электрические сигналы с коры головного мозга, усиливать и передавать их на компьютер, а далее с помощью алгоритмов обработки производить синхронизацию с устройством или приложением. Состязание представляет собой прохождение компьютерной аркады, действиями главного героя которой пилот управляет при помощи “силы мысли”. Всего пользователь отдает 4 команды — прыжок, подкат, шаг и рывок. Каждой команде соответствовал определенный вагончик, по которому двигался виртуальный игрок.

Первые 2 места в гонке заняли швейцарцы из Brain Tweakers. Россию на Кибатлоне представляла еще одна разработка компании Neurobotics. Отечественный нейроитерфейс распознает до 8 отдельных команд в реальном времени, работает всего от 8 монополярных электродов.

Читайте также:  Тест кал оф дьюти

Участвовать в качестве пилота в соревновании могут только пилоты с шейной травмой, о чем наша команда была уведомлена незадолго до Кибатлона. Из-за этого подходящего пилота нашли только за 3 дня до вылета в Швейцарию. Но и на этом проблемы не закончились. Вот что рассказывают сами ребята:

Проблемы начались на самих соревнованиях, когда мы зашли в зону BCI. Увы, но организаторы, которые так дотошно требовали различные документы и справки, не смогли организовать место для проведения дисциплины. Элементарной защиты от электромагнитных помех не было, а это просто необходимо для электроэнцефалографии. При подключении устройства терялись пакеты данных и передача информации шла с задержкой, выглядело это не очень приятно и как результат — на квалификации мы показали плохое время (162 секунды), при том, что на тренировке мы проходили трассу в среднем за 115 секунд.

Было немного обидно и досадно за такой недочет и недоработку, т.к. у нас достаточно хорошее программное обеспечения по работе с нейрокомпьютерным интерфейсом, и как минимум на призовое место мы рассчитывали. В общем зачете мы оказались на 7 строке и теперь уже вели борьбу за 5-8 места. И тут нам помогла удача: отклонив немного монитор на ноутбуке, сигнал стал как бы немного лучше и в результате мы победили в своей группе с результатом 131 секунд и заняли 5 место на соревнованиях по BCI. Но по результатом двух финальных групп за 1-4 и 5-8 места мы показали 2 время уступив всего лишь 5 секунд победителю из группы финалистов.

Вообще на соревнованиях для нейрокомпьютерного интерфейса были самые неподходящие условия. Проблемы с наводками и шумами были у всех, даже у тех, кто использовал проводные интерфейсы (наш – 8-ми канальный беспроводной). Надеемся, что в следующий раз организаторы Cybathlon примут во внимание особенности съема ЭЭГ.

Для себя из соревнования мы сделали следующие выводы:

  • Мы можем. От наших зарубежных коллег отстаем не сильно.
  • В следующем году постараемся сделать все приготовления заранее.
  • Нейрокомпьютерный интерфейс надо защищать от посторонних помех.
  • В Швейцарии симпатично

Функциональная электрическая стимуляция

Соревнование представляет собой велосипедную гонку, в которой участвуют пилоты с повреждением спинного мозга. Электростимуляция мышц позволяет пользователям крутить педали велосипедов. Это единственная дисциплина, в которой не были представлены отечественные разработки, но я слышал, что подобные исследования ведутся и в России.

Первое место с большим отрывом заняли американцы из Team Cleveland

Протезы рук:

Пользователи протезов рук соревновались в выполнении различных бытовых действий — перенести предметы различного веса и формы, вкрутить лампочку, застегнуть пуговицы и молнию. Отдельная секция была посвящена приготовлению завтрака: нужно было открыть консервную банку, отрезать кусок хлеба и т.п. От себя скажу, что задания на трассе были составлены с умом, все эти повседневные действия действительно нелегко выполнять, используя протез.

На соревновании мы увидели много необычных протезов. Вот, например, совершенно сумасшедшая рука от японцев:

3 место занял остеоинтегрированный (вживленный) протез. По сути, это обычный биоэлектрический протез от Otto Bock, но сигналы управления считываются вживленными, а не поверхностными электродами:

Как я уже писал в начале, принять участие в Кибатлоне может любая компания с любым протезом, в том числе и не высокотехнологичным. И так вышло, что победу в этой дисциплине одержал тяговый протез-крюк.

Да, технология 19 века оказалась лучше всех дорогостоящих бионических рук а-ля терминатор. И это серьезный повод для размышления. Вот, что по этому поводу думает директор «Моторики» Илья Чех:

1. Победителем дисциплины стал тяговый протез-крюк, выполняющий один хват за счет движения в плечевых суставах (аналог тяговых протезов Руденко, распространенных в России). Преимущества протеза – высокая надежность, сильный хват, наличие мышечной «обратной связи», т.е. человек чувствует, насколько сильно сжимает протез, интуитивно регулирует скорость хвата, а также более точно контролирует положение кисти в пространстве. Недостатком тягового крюка является отсутствие поворотного запястья, из-за чего при выполнении сложных пространственных манипуляций приходится выполнять компенсаторные движение плечом и телом:

2. Ни один из представленных на Кибатлоне протезов, кроме тягового крюка, не смог обычным способом поднять тяжелый предмет сложной и гладкой формы (алюминиевый конус в первом испытании, масса — 2.5 кг). Чтобы выполнить это задание, пользователям приходилось сначала переворачивать предмет, а затем подхватывать его утолщением вверх.

Это говорит о том, что биоэлектрические протезы развивают недостаточно усилие, чтобы удерживать гладкие тяжелые предметы.

3. Наиболее сложные элементы некоторых заданий выполнялись только здоровой рукой. Например, застегивание пуговиц и молний, открытие консервной банки, нарезание хлеба. В последнем испытании (переноска вещей), протезы практически всех команд либо не использовались в принципе, либо использовались исключительно как противоупор (с чем справился бы и косметический протез):

4. Испытание с закручиванием лампчоки быстрее всех прошел протез Michelangelo, немецкой компании Otto Bock (2 место по итогам соревнований), благодаря электрическому ротатору запястья. Остальные команды вынуждены были просто наживить лампочку в цоколь и затем крутить ее одним пальцем или всем протезом как статичным инструментом. На что потребовалось гораздо больше времени:

5. По итогам соревнования стоит отметить еще одну особенность: все протезы с индивидуальным приводом пальцев заняли последние места. Как уже отмечалось выше, первое место занял тяговый крюк, второе место – многофункциональный протез Michelangelo (с 2-мя двигателями и «коробкой передач» для выполнения разных хватов), третье место – низкофункциональный протез от OttoBock, выполняющий один хват.

В соревновании бионических рук было заявлено 12 команд, в том числе 2 наши компании — «Клайбер Бионикс» (с протезом Kleiber Solo) и «Моторика» (с протезом Stradivary). Но по техническим причинам на старты вышли только 10 команд. Кибатлон — это соревнование технологий, а техника имеет свойство отказывать. На Кибатлоне мы были свидетелями проблем с функциональной электростимуляцией, отказов электроколясок и экзоскелетов. К сожалению, эта участь не минула и отечественные компании. Вот как описывает произошедшее глава «Клайбера» Иван Кречетов:

По техническим причинам нашей команде (ООО «Клайбер бионикс») пришлось сняться с соревнований.

Начать следует с нашей предварительной подготовки. Летняя версия протеза Kleiber Solo обладала следующими характеристиками (время полного сжатия 0.24(!) сек, развиваемое усилие на кончике пальца

200 гр; протез оказался слишком быстрым, и, соответственно, слабым). К тому же в версии Rev A. материнской платы была обнаружена ошибка в рабочей точке силовых транзисторов, из-за чего максимальный ток составлял лишь 0.8А при фактически возможных 1.8А, что, помимо прочего, вызывало перегрев. Участие с такой версией в сравнении с мировыми лидерами (сжатие за 1.0 сек при усилии на кончике пальца до 1.5 кг) было бы провальным и в конце августа мы продолжили разработку. Ожидалось увеличение момента в 8 (!) раз (в 4 раза замедление редуктором, в 2 раза больший ток на моторы). В конце сентября собрали новую версию, отдали платы Rev B. в производство, которое затянулось на 11 рабочих дней и мы не успели получить их до отъезда в Цюрих.

Здесь решили пойти ва-банк, понимая, что в Rev A. транзисторы могут сгореть от перегрева, что, собственно, и произошло во время тестирования и отладок. С собой на ответственные мероприятия мы возим мобильную версию лаборатории (паяльные станции, комплекты плат, электронных компонентов и многое другое), но, к сожалению, при пайке проводов для датчиков Холла использовали смываемый флюс (отмывать его нечем было) и покрыли плату с SMD компонентами бесконечной цепочкой коротких замыканий, перепаять рабочий комплект не успели, о чём уведомили организаторов, что снимаемся на этапе прохождения технического регламента.

Изначально мы преследовали амбициозные цели выступить не хуже лидеров рынка, заявить о себе. Но проанализировав обстоятельства, сложился пазл причинно-следственных связей в голове, появилось приятное ощущение — умение брать ответственность за свои действия. Это лишь была одна из возможностей, но не последняя для нас. К слову, наша затея удалась, текущая (Rev B.) версия уже выдаёт 1.35 кг на кончике пальца при 0.95 сек на полное сжатие. Работаем над предсерийной Rev D. (на изготовление Rev C. решили не тратить время и обновили).

Читайте также:  Что делать содержание по главам

История кибатлоновской версии протеза Stradivary также начинается в конце лета 2016 года, когда было решено поменять систему «5 пальцев — 5 приводов» (а-ля Bebionic) на 3-приводную кисть (1 привод на большой палец, 1 — на указательный и средний и еще 1 — на безымянный и мизинец). Софт для управления Stradivary разработала московская компания Bitronicslab

В начале сентября из Канады были заказаны необходимые движки, но из-за ошибки в документах и последующей чудовищной бюрократической волокиты приводы застряли на таможне во Внуково почти на 2 месяца. Поэтому подходящие приводы были куплены нами в Мюнхене всего за день до соревнований. Естественно, что потестировать и потренироваться времени совсем не хватило и как следствие — сбой в работе протеза и на трассе мне удалось выполнить только одно задание из шести:


Конечно, мы рассчитывали на более высокий результат, но мы не расстраиваемся — нашими соперниками были крупнейшие компании, вкладывающие миллионы долларов в свои разработки. Когда-нибудь и мы сможем составить им серьезную конкуренцию.

Соревнование в России. Кибатлетика

Сейчас у нас появилась идея проводить подобные соревнования в России. В августе мы уже провели мини-соревнование на ВДНХ:

Кстати, победителя этих соревнований мы взяли с собой в Цюрих на Кибатлон.

В 2017 году мы планируем организовать по-настоящему крупное событие. Наши соревнования будут доступны большому количеству людей с инвалидностью (в том числе и детям). А чем больше разработчиков примут в них участие, тем качественнее (и в конечном счете доступнее) средства реабилитации станут для российских пользователей. Я призываю всех инженеров и разработчиков, а также пользователей различных ТСР, присоединиться к этому начинанию. В связи с этим опрос:

Только зарегистрированные пользователи могут участвовать в опросе. Войдите, пожалуйста.

Валерий Спиридонов, для РИА Новости

Валерий Спиридонов, первый кандидат на пересадку головы, рассказывает о том, почему люди всегда стремились наделить себя "лишними" конечностями и как разработка технологий аугментации может перевернуть не только экономику, но и всю жизнь человека.

От Древнего Египта и до современной Японии

Со времен зарождения цивилизации человечество стремилось к повышению уровня жизни и расширению возможностей человеческого организма. Люди пытались компенсировать ограниченные физические данные специальными приспособлениями.

История протезирования берет свое начало со времен Древнего Египта. У мумии, сохранившейся с тех времен, был обнаружен протез большого пальца ноги. Изготовленный около трех тысяч лет назад искусственный палец крепился к стопе кожаной муфтой и помогал сохранять устойчивость при ходьбе.

А в 2001 году на раскопках в Саккаре обнаружили протез руки с кожаными ремнями для крепления к телу. Устройство было изготовлено в конце XXVII века до нашей эры и использовалось как функциональный протез. При сгибе левого колена сгибался локоть, а при поворотах туловища в разные стороны сжималась и разжималась кисть.

На древнеегипетских барельефах также часто встречаются изображения зубных врачей с щипцами. А классический образ пирата — это человек с деревянной ногой и зачастую с железным крюком вместо руки. Крюк имел преимущества в ближнем бою и был одним из первых примеров бионического усиления.

Тем не менее первые протезы ног и рук, а также зубные импланты в большей степени представляли собой муляж. Они не позволяли полноценно восстановить объем физических возможностей человека.

Аугментация человека создает суперменов

На сегодняшний день протезирование конечностей, установка кардиостимуляторов, слуховых аппаратов и зубных имплантов вошли в широкую медицинскую практику.

С развитием технологий появился новый вид протезирования — аугментация. Аугментация означает не просто замену утраченного органа, а еще и приобретение сверхспособностей, ранее не свойственных человеку.

И многие даже не задумываются, что время терминаторов уже пришло и люди-киборги стали частью нашего общества.

Сформировалось и отдельное направление развития высоких технологий, объединяющее медицину и робототехнику, — биомехатроника.

Кибернетические руки

Протезирование человеческих рук пока далеко от полноценной их замены по объему функции.

Современные бионические протезы приводятся в движение путем считывания электрического потенциала мышц культи при их сокращении с помощью датчиков электрического напряжения. Таким образом происходит сжимание и разжимание кисти. Но выполнять движения, требующие особой точности, к примеру взять в руку монетки, практически невозможно.

Основные компании, выпускающие подобные бионические протезы в России, — Maxbionic и Motorica.

Тем не менее, существующие протезы рук предназначены для частичной замены утраченных функций и не наделены еще киберопциями.

Ноги киборга

Бионические протезы ног, помимо двигательной функции, должны обеспечивать эффективную амортизацию. Эти инженерные задачи решили в американском университете Вандербильта в Нэшвилле. Созданный протез состоит из сенсоров, определяющих положение ноги в пространстве и моторов, осуществляющих движение. На заряде батареи искусственная нога способна проработать до трех дней.

Она позволяет садиться и вставать, а также ходить по лестнице.

Экзоскелеты

Функционально расширенной версией протезов нижних конечностей являются экзоскелеты. Наиболее крупные производители экзоскелетов — Indеgo в США, ReWalk в Израиле, Hybrid Assistive Limb и Ekso Bionic в Японии. Примерная стоимость экзоскелета составляет от 75 до 120 тысяч евро. Проекты по разработкам экзоскелетов параллельно ведутся и в других странах.

Команда робототехников России "Экзоатлет" создает свои аналоги экзоскелетов с 2011 года. Предназначенный для использования в условиях клиник ExoAtlet I снабжен широким спектром возможностей благодаря компьютерной системе управления, датчикам и опции стимуляции мышц посредством электрических импульсов.

В медицинских центрах России компания апробирует бесплатные программы реабилитации пациентов с нарушениями функции нижних конечностей после травм и различных заболеваний при помощи ExoAtlet I.

Прибор для домашнего использования рассчитан на автоматическую ходьбу и послужит частичной заменой инвалидной коляски.

Экзоскелет Rex Bionics, представленный компанией из Новой Зеландии, позволяет людям с парализованными нижними конечностями самостоятельно ходить, оставляя при этом руки свободными.

Прибор активизируется при помощи джойстика, имеет небольшой для подобной конструкции вес, около 38 килограммов, и выдерживает пользователя с массой до 100 килограммов.

Супермен или Карлсон? Все дело в костюме

Примером экзоскелета, придающего человеку сверхспособности, является XOS 2 от американской компании Raytheon. Это робокостюм, позволяющий поднимать вес в два-три раза больше, чем может поднять обычный человек.

Подобные изобретения чаще всего применяются в военных и разведывательных структурах, но при этом их можно использовать в строительстве, а также при тяжелых физических работах для снижения нагрузки на позвоночник и мышцы.

Другая компания, Trek Aerospace, наделила экзоскелет летательными функциями. Встроенный реактивный двигатель позволит устройству набирать скорость при полете до 112 километров в час и неподвижно зависать в воздухе. Летать, обгоняя пробки и не останавливаясь на светофорах, наверное, многие хотели бы уже сейчас. А с такой скоростью, конечно, лучше иметь и киберзрение.

Киберглаза

Существует множество проектов по созданию глазных имплантов, позволяющих обеспечить полноценную компенсацию утраченного зрения.

Больше всего приблизиться к функции глазных киберпротезов удалось разработчикам компании Ocumetics Technology, создавшим бионические линзы. Bionic Lens заменяют естественные линзы посредством катарактальной хирургии.

Линзы имеют динамические свойства: соединяясь с мускулами глаза, они самофокусируются на разные расстояния. Благодаря линзам острота зрения повысится до 30 метров, а на небольших расстояниях человек сможет увидеть больше, чем в микроскоп.

Планируется и последующий апгрейд устройства. В будущем на сетчатку глаза будет выводиться интерфейс смартфона и осуществляться прямая подача лекарств. В связи с совершенствованием технологий протезирования большое распространение получили подобные операции и среди людей без ограничений.

Экспериментальные аугментации

Стоит ли человеку, не имеющему физических ограничений, устанавливать киберимплант для приобретения новых способностей?

Над этим приверженцы кибертехнологий вряд ли задумываются всерьез, но находятся смельчаки, добровольно устанавливающие импланты, не имеющие особой ценности или сомнительно полезные.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector