Фильм исчезнувшая смысл концовки

Я так и думала, что для того, чтобы понять фильм, его финал и всю преамбулу нужно было прочесть книгу. Учитывая, что сценарий писала сама автор книги, такой подход понятен))

Я сама книгу еще не читала, (но есть пост о фильме Исчезнувшая) но вот, вчера прочла такой любопытный пост. и всё встало на свои места.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: не смотревшим фильм читать не рекомендую

Автор Светлячок (svetlyachok.livejournal.com)

Об «Исчезнувшей» в последние несколько недель не написал разве ленивый, а у меня никак не складывалось пойти в кино. Камрипы не смотрю из соображений эстетической брезгливости, поэтому я сделела лучше — я нашла и прочитала книгу. И хотя книга замечательно хороша, и содержит некоторые детали, в фильме опущенные, отчего-то она не вызвала у меня столько отклика, сколько фильм, на который, наконец, случилось попасть на днях.

Может быть, потому, что Финчер берет блестящий литературный материал, и несколькими точными штрихами расставляет акценты, усиливает впечатление, опускает не очень значимое — так, что фильм становится версией книги 3D.

Я не люблю массовых мероприятий, и поэтому в кино для собственного удовольствия хожу редко. Я очень рада, что сумела посмотреть фильм именно в кинотеатре — реакция публики подсказала мне наличие нескольких смысловых слоев, которые Финчер замысловато и профессионально расфасовывает в фильме, словно селедку под шубой.

Эми и Ник — молодая бездетная супружеская пара, знакомая 7 лет. «Проклятый седьмой год» и пять лет супружества. Кризис и сокращение на работе. Смерть матери Ника от рака и переезд их Нью-Йорка в Миссури. Обычная жизнь с ее обычными перипетиями.

Эми — красавица и умница. Эми — девушка на миллион. Эми — самая лучшая женщина на свете. Есть только одна проблема: Эми не существует. Когда она исчезает, на самом деле, восстанавливается статус-кво: никакой Эми в самом деле никогда не существовало.

Родители Эми (тот факт, что они оба — детские психологи, милосердно опущен Финчером в фильме, иначе эта часть сюжета стала бы драматически похожей на судьбу главной героини отличного сериала «Six Feet Under» Бренды, девочки-вундеркинда, выросшей в дисфункциональной семье двух профессиональных аналитиков и ставшей «материалом» для книги-бестселлера о самой себе) — почти идеальная пара, всем на зависть. Они тридцать пять лет живут вместе, рука в руке. Они находятся в таком глубоком слиянии, что похожи друг на друга, как брат и сестра. Они предугадывают желания друг друга, заботятся друг о друге. Беда в том, что в пространстве этой пары не остается места не только для ребенка, но даже для ручного хомяка. У них рождается именно такой ребенок, какой им нужен — идеальный. Красивая, умная, беспроблемная девочка. Нужно разжать руки, чтобы впустить в объятия девочку — и сомкнуть их уже через нее. Но этого не случается. Что произошло точно — мы не знаем. Возможно, появление Эми слишком сильно угрожало целостности этой пары, и, чтобы не рассыпаться, не обнаружить собственную дисфункциональность, они отстранились от нее. Вместо того, чтобы обнимать — наблюдали, оценивали, изучали. Использовали. И описали свои наблюдения в серии детских образовательных книг, героем которых стала чудо-девочка — Изумительная Эми. «Изумительная Эми всегда на шаг впереди меня», с горечью признается Эми на презентации последней книги о своем идеальном двойнике.

Если бы Эми совершила хотя бы одну глупость, допустила хоть какую-нибудь детскую выходку — сломала позвоночник, прыгнув с качелей, порезала запястья, попробовала наркотики… Если бы Эми хотя бы на миг перестала стремиться стать своей идеальной сестрой-близнецом, и тем самым начать существовать в родительской реальности. Но Эми слишком умная и чувствительная, и она пуще смерти боится отвержения. Она боится, что, совершив глупость, потеряет родителей навсегда. Она НАСТОЛЬКО не уверена в их любви, что не решается быть ребенком и не решается быть заметно несчастной.

Дистанцировавшись, родители, фактически, производят на свет другую Эми — не только безопасную для их союза, потому что это не девочка из плоти и крови, но даже и очень полезную — Изумительная Эми приносит отличный доход, делая своих «родителей» состоятельными. Где уж Эми Настоящей-то дотянуть. Будучи единственным ребенком в семье, она оказывается в ситуации жесткой, заранее проигранной конкуренции с сестрой-близнецом. Все, чего она хочет — чтобы ее заметили. Все, чего она хочет — чтобы ее полюбили. Она хочет почувствовать, что она есть. Что она — имеет значение.

Мы привычно думаем о недолюбленных людях как о жертвах. Это не совсем правильно. Чем меньше искренней любви досталось человеку в детстве, тем безжалостнее он становится. И Эми тому замечательный пример. Ведь если ей пришлось пройти через все это — и выжить — чем вы-то лучше? «Нас не нужно жалеть — ведь и мы никого не жалели. » (с)

Эми выходит во взрослую жизнь, совершенно не представляя, кем она хочет быть и чем ей интересно заниматься. Сфера ее интересов абсолютно неразвита — несмотря на эрудицию, Гарвард, дарование писательницы. Эми обсессивно занята ожиданием встречи с человеком, который сделает ее настоящей, проявит, как фотопленку. И, как мы узнаем потом, горе тому претенденту на эту роль, кто решается отступить.

Ник — замечательный парень. Это, безусловно, лучшая роль Аффлека whatsoever. Самый частый комментарий по поводу фигуры Ника — мол, не мужик, слабак, баба его «сделала». Полноте. Единственное, чем Ник немного отличается от привычного российскому глазу среднестатистического мужчины — он не строит из себя мачо, со зверским, но непроницаемым лицом справляющегося с проблемами. И правильно делает, кстати — занятие это зело разрушительно и для себя самого, и для близких.

Ник не может «быть мужиком» по очень простой причине: единственная ролевая модель, которая есть у него по этому поводу — это пьяный отец, приходивший домой и бывший мужиком. Наотмашь бывший, без жалости. Потом отец вовсе ушел из семьи, и рядом с Ником остаются только искренне любящие его мать и сестра, в чьих глазах он видит надежду и гордость: «Ты же не такой? Не такой7». Ник симпатичный, неглупый и небездарный. Но из своего прошлого он выносит мучительный, чудовищный стыд, глубинное убеждение, что с ним что-то не так. Попробуйте-ка пожить со склонным к насилию отцом, будучи единственным мальчиком в семье, и не устыдиться за то, что обладаешь членом и, значит, по определению ***.

Ник прячет стыд за обаятельной улыбкой и ленивыми жестами, но он вылезает, травит, мучает. И тогда Ник обнаруживает, что есть очень неплохой способ справляться с собственным стыдом — нужно просто всем нравиться. Бесконечный поток позитивной обратной связи обнуляет стыд, делает его незаметным и словно бы не совсем настоящим.

И вот герои встречаются. Эми хочет обрести существование. Ник — убедиться, что он точно не ***. Эми стремится стать реальной. Цель Ника — стать ненастоящим, стать тем, кем он не является. Наши герои движутся в разных направлениях.

И еще одна маленькая разница есть между ними. В мире Ника есть люди, которые его действительно любят. У Эми есть только она — Эми.

Характерно и то, что ни один из них ничего не готов сделать для достижения цели самостоятельно. Они оба ищут для этого Другого, и, разумеется, находят его. Они оба строят отношения с самими собой. Они оба используют Другого как зеркало, которое держат перед лицом. Если зеркало перестает отражать красоту, его разбивают или выбрасывают, не так ли?

Когда они встречаются, обнаруживается, что они подходят друг другу, как ключ к замку. Вообще-то, это редкость, чтобы два настолько нарциссических персонажа смогли ужиться вместе — нарциссы куда лучше уживаются с пограничными личностями. Но жажда Эми стать Изумительной Эми, убить ненавистную конкурентку и тем самым завоевать родительскую любовь так сильна, а стыд Ника, нуждающийся в компенсации, настолько токсичен, что расстаться они не в силах. Как показывает дальнейшее — даже после смерти.

Чтобы воплотиться, воскреснуть в этой любви, Эми играет роль Изумительной Эми, вызывая восхищение, привязанность, страсть. Все получилось. Она стала реальной. Она добилась любви, совершенно искренней. Ник тоже не внакладе — его полюбила такая потрясающая девушка, что можно перестать изо всех сил нравиться всем подряд. Она доказала, что Ник не ***, что он — не его собственный отец. Она сняла заклятие. Стыда становится меньше, и Ник становится… обычным. Не слишком внимательным, далеко не романтичным, не очень заботливым. Он просто расслабляется. Изумительная Эми решила не только эмоциональные, но и финансовые проблемы Ника, и сделала это легко и с удовольствием — и когда деньги внезапно закончились, он растерялся. Любая жизненная перипетия ставит перед Ником единственную дилемму. Не вопрос «Как я буду решать эту проблему?», не вопрос «Какие есть пути, чтобы избежать неприятных последствий». Каждая неприятность ставит вопрос ребром: «А не *** ли я?» — пугается Ник, полагая, что если проблему не решить незамедлительно и блестяще — шеф, все пропало, все пропало. Но до тех пор, пока Эми из последних сил держит перед лицом Ника зеркало, отражающее отличного парня — все в порядке, можно лежать на диване и играть в стрелялки.

Читайте также:  Титан квест фамильная реликвия

Щемящая, пронзительная деталь — каждую годовщину свадьбы Эми устраивает охоту за сокровищами, оставляя намеки и подсказки на места их первых свиданий, поцелуев — ей так хочется иметь значение, она так надеется, что встретила человека, для которого все эти милые детали будут так же значимы, как и для нее. История героев была бы совершенной иной, будь Эми гомосексуальна — в этом случае зеркало удержалось бы на своем месте дольше. Эми не нужен Ник, Эми нужна Изумительная Эми в качестве партнера. Просто с членом.

Обнаруживается ловушка — чтобы быть вместе с Изумительной Эми, нужно стать Изумительной Эми. Нужно думать, как она, чувствовать, как она, дышать, как она. В фильме есть отличный эпизод, когда герои на первую годовщину свадьбы даря друг другу одинаковый подарок — дорогое постельное белье (в книге первая годовщина заканчивается ссорой, потому что Ник не может разгадать загадку Эми о каком-то памятном для них двоих — с ее точки зрения! — месте). Убедиться, что ты не *** и расслабиться — нет, это не работает, чувак. Тебе придется завоевывать ее каждый год. Каждый долбанный день.

Это не то, на что Ник подписывался. Он мгновенно чувствует себя небезопасно, отстраненно, одиноко. Он чувствует риск снова и снова просыпаться и засыпать ***. Свято место пусто не бывает, а улыбка Ника все так же обаятельна — у него заводится молоденькая любовница. Она, вероятно, много глупее и скучнее Эми, но она делает то, что Нику необходимо — обожая его, глядя на него с гордостью и надеждой, избавляет его от стыда. И тогда он может продолжать функционировать, попросту игнорируя существование Эми.

Вероятно, история бы и тянулась как обычный адюльтер, если бы Эми не увидела, как Ник, выходя из бара с девушкой в снегопад, отирает ей губы пальцами для поцелуя ровно так же, как делает в вечер, когда впервые целует ее. Земля разверзается у нее под ногами. Снова неуникальна. Снова конкурентка. У нее отбирают то, что принадлежит только ей — Ника, который делает ее настоящей. У нее отбирают ее саму. Она больше не существует.

Обычная женщина придушила бы конкурентку.
Эми убивает себя, чтобы убить Ника. Чтобы наказать Ника, и завоевать любовь еще раз — на сей раз всей страны, с волнением и любопытством следящей за расследованием исчезновения красивой молодой женщины.

Эми совершенно права: реальность можно творить, создавать. И если люди поверят в нее — какая разница, что было на самом деле? Эми постигает главный урок истинной грандиозности: чтобы стать Изумительной Эми, не нужно быть совершенством. Нужно, чтобы окружающие поверили, что ты совершенство. И Эми перестает творить себя, и начинает творить реальность. И мой Бог, как у нее это лихо получается!

Любопытно, что в фильме много разных смысловых пластов, и публика очень по-разному отзывается на них. Первый час фильма — первый слой. Большинство зрителей будут подозревать Ника или его сестру, слишком искренне и безусловно его любящую, в убийстве. Первый сценарий совершенно классический — барышня и хулиган, красавица и чудовище, принцесса и ***.

Когда зритель начинает прозревать истину, проявляется и второй, тоже хорошо знакомый нам слой. «Ох уж эти испорченные суки», как-то так. Симпатяга-парень, ну немного рохля, и обведшая его вокруг всех пальцев рук и ног нарциссичная дрянь. Поневоле ожидаешь, что публика содрогнется от отвращения, но не тут-то было. Частица Эми есть в каждой женщине. В сценах, демонстрирующих, как последовательно и тонко Эми натягивает Нику длиннющий нос, умело направляя его в коридор, ведущий к приведению в исполнение смертного приговора, сидевшие рядом со мной молодые женщины не отшатывались, а смеялись — тихим, грудным, удовлетворенным смехом. В нем мне слышалось «Так вам, козлам, и надо».

Сама того не подозревая, Эми становится отмстительницей за всех использованных, брошенных, изнасилованных и униженных женщин. Обратите внимание — ведь она не делает ничего из того, что не делал бы стандартный психопатизированный мужчина-преступник. Она не хочет иметь детей. Она может изнасиловать. Она способна подставить. Она способна убить. И редкая женщина, пережившая собственный опыт унижения или насилия в отношениях, не ощутит в этот момент, вместе со страхом и отвращением, смутное торжество: «Так, сестра, так. За нас, за всех. Жги.».

И, безусловно, в фильме речь и об этом тоже. О том, что наступает век женщин, умеющих, и дерзающих, как лангольеры, править мирами. Создавать реальность и управлять ей. Становится главной героиней сериала длинною в жизнь, срежисированного ими самими.

И мужчине в этой реальности не остается ничего, кроме как склонить голову.

Ибо как бы Ник не боялся и ни ненавидел Эми, он не сможет без нее жить. Дефицитарный нарциссизм Ника компенсируется только присутствием грандиозности Эми, быть рядом с этой женщиной — мука, но эта мука осеняет и Ника тенью величия. Без нее он настолько обычный, настолько рядовой, что впору разориться, повеситься или спиться. Зная Ника как облупленного, Эми делает беспроигрышный ход, когда возвращает ему саму себя. Бери его, девочка — он твой, он ввсь твой.

Войти

Фильм "Исчезнувшая". Разбор полетов.

Не в продолжение, а на замену моей рецензии о фильме Дэвида Финчера "Исчезнувшая".

Я понял, что написать рецензию на этот фильм невозможно. Слишком он многоплановый, хитрозапутанный. Много обманных ходов. Нити связей скачут из конца фильма в начало. И последовательное рассуждение о судьбе героев картины изложить невозможно. А некоторые моменты вообще остаются в тени и о реальном положении вещей остается только догадываться и предполагать в меру личного цинизма.

То, что картина будет непростой, становится понятно с самых первых кадров. Взгляд на Эми, милейшую Эми с чистыми, как озера, глазами, и рассуждение наблюдателя про "вскрыть бы её черепную коробку и узнать, что в ней твориться и о чем она думает". Патологоанатомическое замечание настраивает против рассуждающего. А кто у нас рассуждающий? Ник. Можно уже начать настороженно относиться к Нику.
Дэвид Финчер устроил длинную и запутанную ловушку в начале картины. В течении минут 20 перед нашим взором разворачивается пятилетняя история брака Ника и Эми. Но, как выясняется позже, это история глазами Эми. И не просто взгляд, а история в виде записей дневника (это важно!). Который, в свою очередь, является виртуозной смесью правды и вымысла. Виртуозной в том смысле, что вранье в этой истории ничем не отличается от среднестатистической правды жизни, с которой приходится сталкиваться многим из нас. "Такое бывает". Муж не уделяет внимание жене, пара ругается, ссорится, жена в депрессии, муж замахнулся на жену. "Это вполне возможно" – мысленно думаем мы. И верим. Эми – жалеем, Ника наделяем титулом "козла".
То, что дневник был заведен специально, мы узнаем позже, когда мы уже поверили во все это, из рассуждений Эми, когда она ведет машину спустя 2 часа после своего "исчезновения". А то, что это вранье (пусть не полностью, частично, но это бросает тень вообще на всё изложенное в целом) выясняется еще позже, на допросе Ника у детектива Ронды Бони (игра в "правду или ложь"). На допрос Ник приходит с решимостью говорить только правду ("Правда – вот мое оружие"), не смотря на предостережения адвоката. Что же мы выясняем? Всего 4 факта, из которых два – правда (получаем доверие читающих дневник и сам Ник подтверждает их), а два последних – сознательный вымысел Эми. То есть, оказывается, Ник не рукоприкладствовал, не угрожал жене и Ник не выражал нежелание иметь ребенка. В пользу желания Ника иметь ребенка говорит так же всплывающий по ходу фильма документ из клиники, куда Ник сдавал анализы спермы. Что еще Эми выдумала – остается только догадываться. Ложь тщательно перемешана с правдой, и уже ни в чем нельзя быть уверенным.
Флюгер симпатий зрителей начинает разворачиваться в нейтральное положение. Эми предстает этакой расчетливой стервой, тонко и продуманно спланировавшей месть неверному мужу. Ах да, мы же упустили пикантный момент, ведь единственный грех, доказанный и несомненный, который висит на Нике – измена жене. Кстати, заметили, именно этот факт не нашел отражения в дневнике Эми? Главная и самая веская причина мести оказалась "за кадром", имя любовницы Ника в дневнике отсутствует. Тут Эми верна себе и своей истории "о себе великолепной": такой женщине невозможно изменять. Разумный вопрос "почему Ник изменил", которым следовало бы задаться, теряется в первоначальном вбросе обвинений в адрес Ника (руку на жену поднимает, ребенка не хочет). И, вообще – "я теряю себя, а раз меня нет – это убийство". Компенсация ценой смертной казни для мужа (за предумышленное убийство, которое Эми инсценирует, в штате Миссури полагается смертная казнь) выглядит хоть сколько-нибудь логичной лишь "по совокупности обвинений". Но ведь на самом деле, вспомнив факты и только факты, это просто месть неверному мужу. А значит, что-то перебор. Уже не хочется жалеть Эми и начинаешь переживать за Ника.
А тут еще история бывшего парня Эми, которого, как оказывается, "милая Эми" в свое время чуть не посадила за решетку за изнасилование, которого не было. Вообще ни за что. Можно предположить: за то что покинул игровое поле. И куча подробностей из их совместной жизни, из которых становится понятно, почему можно захотеть найти любовницу и уйти от такой "замечательной жены". И когда Эми незаметно плюет в стакан с лимонадом новоприобретенной подружке Грете в загородном мотеле в отместку просто за замечание в адрес "Эми в телевизоре" (замечание не такое уж и беспочвенное, Грета не склонна вестись на игру, затеянную "Эми из телевизора"), это вообще что? Нормально? Зрителю кажется, что акценты теперь расставлены правильно: Эми – точно та еще сука, а Ник, пусть и телОк, по нелепости и собственной неосторожности попавший в под раздачу, но все-таки не такой плохой.
И только зритель расслабляется в ожидании, как ему кажется, уже предугаданного сюжета, как Финчер опять вносит коррективы в образы главных героев.
Эми грабят в мотеле самым наглым образом Грета с дружком. И оказывается, что Эми хоть и сука, но ни разу не криминальный талант раз не смогла учуять опасность в недобрых знаках от своих соседей. Она предстает несколько наивной женщиной, которая просто заигралась в свою невероятно красивую придуманную историю. А Ник, который принял правила игры Эми, выдает невероятную харизматичную речь в прямом эфире популярного телеканала, признаваясь в своих грехах и в любви к жене. Вранье достойное вранья стервы Эми. И пипл хавает-таки.
Без денег, без красивой истории исчезновения, где было все расписано по дням в календаре, как по нотам, Эми хочется посочувствовать. А тут еще давний поклонник Дэзи Коллингс. Галантный, богатый. Все понимающий. И шикарный дом у озера. Тихая гавань? Опять не угадали.
Эми нравится речь "Ника из телевизора" настолько, что она решает поменять концепцию своей истории и ход игры. Эй нужна эта красивая история. Ей нужна Игра. Нужно вернуться к мужу. Ей нужен этот Ник. Согласно вновь придуманной легенде давний поклонник Дэзи Коллингс "оказался извращенцем", похитил её и много дней насиловал её, бедняжку, всяко разно, привязанную к кровати. Доказательства грубого многократного проникновения в святая святых женского естества можно воспроизвести с помощью подходящей бутылки вина. Что Эми и делает. Мозг зрителя начинает закипать.
Но все разыгранные доказательства не слишком убедительны, нужно уменьшить число участвующих в истории героев, чтобы осталась только "история Эми". И Эми убивает Дэзи во время секса. А потом уже вся в чужой крови, на машине Дэзи, "из последних сил" доезжает до своего дома, картинно врезается в дерево и падает в объятия мужа в прямом эфире десятка телеканалов. Мозг уже выкипел и начинает поджариваться.

Читайте также:  Форматы жестких дисков какие бывают

Кто такая Эми? Монстр? Псих?
Видите ли, если считать Эми маньячкой, фильм оказался бы слишком прост. Люди любят простые объяснения, когда не утруждают себя попытками докопаться до пугающей правды. А повесить ярлык "у нее не все дома" – это просто.
Дело в том, что герои картины – нормальные люди, отдававшие себе отчет в том, что они делали. Если они кого и обманывали, то в первую очередь себя. И начали они этот обман именно с себя.
"Ты нравился себе таким, каким был со мной" – слова Эми в конце фильма, когда Ник, придушив её, бъет головой о стену. Это правда. Ник подписался под этой игрой в самом начале. Игра в лучшую версию себя самого.
А для Эми это была игра с самого детства. С детства, которого не было. Которое украла и обесценила "Супер-Эми", придуманная девочка из книг, литературное реалити-шоу, проект родителей Эми. У нее, может, и выбора-то не было, при таких-то родителях.
В самом начале, когда Эми рассказывает о "Супер-Эми" и о себе, почему у Ника не сработал сигнал тревоги? Почему Ник не смылся под любым предлогом, лишь бы не продолжать знакомство, почуяв нечто невероятное по своим негативным последствиям? Любовь? Не смешите мои тапки. Его вина в том, что он просто ни разу не бывал в этих говнах. И нечему в нем было сыграть боевую тревогу, опыта соответствующего нет.
Как бы ни хотелось пожалеть Эми, или хотя бы посочувствовать, нужно понимать: её взаимодействие с окружающими людьми токсично . Вся сучность и невероятная опасность Эми заключается в том, что она вскрывает людей через их нормальность, предлагая приятную игру. Вы все, дорогие зрители, кто примерил на себя эту историю, окажись на месте Ника, будете виноваты лишь в том, что вы нормальны, хотите нормальных отношений, и считаете нормальными отношения, которые выглядят, как нормальные. Вы не замышляли ничего плохого. Вы старались договариваться и соглашались с чем-то, лишь бы не усугублять конфликты. Эми не дает жизни чувствам, рядом с ней не дышится полной грудью, рядом с ней трудно быть собой, она лишь красиво подыгрывает иллюзиям, своим и чужим ("я была классной девчонкой, как хотел Ник"), а это так соблазнительно. И вы поймете, во что вы вляпались только тогда, когда окажетесь глубоко внутри своей (или не своей) придуманной истории. Но у вас на шее уже будут дети и ипотека. Welcome to hell.

Продолжительность: 149 минут

Просмотр фильма Исчезнувшая (Gone Girl, США, 2014) – спойлеры, пересказ, трактовка онлайн доступен в конце статьи

Этот фильм я рекомендую рассматривать в паре к предыдущему. Они совершенно непохожи, потому что представляют собой описание двух крайностей в семейных системах. Если в "Доме" представлен крайний вариант архаичной патриархальной клановой системы, настроенной на противостояние внешнему миру и победу над ним за счет обособления и сохранения своей групповой идентичности, то в "Исчезнувшей" мы видим крайний же вариант ультрасовременной "атомной" семьи. Это временный союз индивидуалистов, семья, до растворения интегрированная в окружающий социум и настроенная не на силовое, а на информационное взаимодействие с ним. Здесь выигрывает не тот, кто может молча вгрызаться зубами в каждый сантиметр земли, а тот, кто сумеет создать у огромного и всесильного внешнего социума нужное представление о себе и о других. Дальше уже эта огромная махина из СМИ и правоохранительных органов сама сметет любого оппонента, если он неискушен в интригах, и вознесет победителя вверх на сверкающем социальном лифте.

В "Исчезнувшей", в отличие от "Дома", выживают почти все действующие лица, но оптимизма (по крайней мере, по моей субъективной оценке) этот фильм оставляет еще меньше. Бен Аффлек вроде отбился по всем статьям, но такой жизни, какая у него осталась – не позавидуешь. Розамунд Пайк вроде даже вышла победительницей, но желание покончить с собой у нее ведь не было надуманным, и если она не решилась его осуществить – то это не потому, что увидела в жизни что-то хорошее, а просто страшно стало. А корень, мучения от неудовлетворенности собой и своей жизнью, которая никогда не будет соответствовать той красивой картинке, которую делали из нее когда-то родители – никуда не делся. Ну и кому придется тяжелее всего – так это их будущему ребенку. Кажется, ему будет потом, во взрослой жизни, субъективно еще хуже, чем выжившим детям из "Дома".

Читайте также:  Толщина стены в ванной комнате

Фильм (смотреть онлайн):

Сюжет, пересказ, спойлеры

Фильм начинается со дня пятой годовщины свадьбы супругов Ника и Эми Данн. Вернувшись домой после утреннего отъезда, Ник обнаруживает, что его супруга исчезла при обстоятельствах, похожих на похищение. Инцидент получает большую огласку в прессе, потому что Эми была источником вдохновения для книг (Amazing Amy, «Супер Эми»), которые писали её родители. Далее зрителю показывают историю отношений Ника и Эми в виде воспоминаний из её дневника, где описывается период жизни, начиная с момента их знакомства в 2005 году до момента её исчезновения в 2012 году.

Параллельно показывают события с момента пропажи Эми. За дело об исчезновении берётся детектив Ронда Бони, сотрудник полицейского департамента Миссури. Полицейские замечают некоторые противоречия в поведении Ника, он выглядит отчуждённым, но в то же время старается быть доброжелательным, содействуя поискам Эми. Воспоминания из дневника Эми показывают, что после вступления в брак у супругов постепенно начинался кризис отношений; оба остались без работы после сокращения и переехали из Нью-Йорка в Миссури, в родной штат Ника, где живёт его мать (умирающая от рака) и сестра Марго. Со временем Ник становится всё более отдалённым и безразличным к Эми, что приводит к ссорам.

Детектив Бони находит целый ряд фактов, которые наводят на подозрение о причастности Ника к пропаже Эми. Например, доказательства, что у пары были финансовые проблемы (117 000 долларов долга по кредитной карте, покупки, которые Ник отрицает, и увеличенная незадолго до исчезновения Эми её страховка за жизнь в размере 1,2 млн долларов). Находится свидетель, который подтверждает, что Эми, будучи напуганной, покупала у него пистолет; плохо смытые следы крови в доме, где живут супруги. Также выясняется, что Эми была беременна. Для Ника начинаются сложные времена — в полиции и в прессе всерьёз обсуждают его причастность к исчезновению жены. Однако ещё во время первого обследования места преступления Ник и детектив Бони находят некую «первую подсказку», где в стихотворной форме даётся загадка, разрешение которой приводит их в его рабочий офис (Ник работает преподавателем литературы), там находят женские трусики и «вторую подсказку», которая приводит в дом его отца.

В доме отца Ник находит «третью подсказку», но скрывает её от полиции, которая приехала на сработавшую сигнализацию, в которой кто-то изменил код. Полиция пытается понять, зачем Ник приехал в дом своего отца (Ник не сказал полиции о том, что во второй подсказке говорится именно об этом месте). Обследуя дом, они находят в подвале в печке полуобгоревший дневник Эми, где последними словами были «Мой муж может убить меня», что ещё сильнее заставляет сыщиков верить в виновность Ника. Сначала Ник не понимает, что имеется в виду в «третьей подсказке», но со временем он догадывается, что его жена жива и специально всё подстроила. Начиная с финансовых трудностей (Ник входит в сарай Марго, о котором говорится в «третьей подсказке», и видит, что в нём находятся те самые покупки, якобы сделанные на кредитку Эми) и, заканчивая тем, что полиция должна была найти её дневник.

С этого момента фильма зрителю показывают, что Эми инсценировала своё исчезновение и уезжает на машине из города, меняет внешность и селится в дешёвом мотеле, где внимательно следит за событиями, связанными с ней. Её голос за кадром объясняет мотивацию её поступков. Эми была разочарована браком. Она узнала, что муж изменяет ей со своей студенткой и решила ему отомстить, создав улики для подозрения Ника в её убийстве. Она завела дружбу с беременной соседкой, украла у неё мочу, чтобы фальсифицировать беременность, рассказывала ей о тяжелой жизни с мужем, втайне от него она увеличила сумму страховки за свою жизнь. На месте преступления она создаёт «погрешности», чтобы сложилось впечатление, что похищение инсценировано. Конечной целью Эми является покончить с собой, чтобы Нику предъявили обвинение в убийстве и приговорили к смертной казни.

Ник тем временем рассказывает своей сестре, что в утро их пятой с Эми годовщины он хотел заговорить с женой о разводе. Понимая, насколько серьёзно Эми подставила его, он решает нанять дорогого адвоката, специалиста по «убийствам жен» Таннера Болта, который рекомендует Нику встретиться и узнать больше информации у двух бывших парней Эми: Томми О’Хары и Дэйзи Колингса. О’Хара рассказывает Нику, что Эми также подставила его, в результате чего Томми теперь считают насильником, а Колингс отказывается говорить с Ником, разрыв с которым Эми разъясняла его одержимостью ею. Таннер настаивает, чтобы Ник признался в том, что у него есть любовница, и дал интервью в программе телеведущей Шэрон Шибер. Адвокат аргументирует это тем, что многомилионная публика, которая смотрит это шоу, проникнется симпатией к Нику за его искренность и раскаяние. Эми грабят соседи по мотелю, и она решается позвонить Дэйзи Колингсу. Всё это время он испытывал к Эми тёплые чувства и готов принять её. Дэйзи селит Эми в доме со всеми удобствами и видеокамерами внутри и предлагает ей «начать всё с чистого листа».

Энди, любовница Ника, делает признание на телевидении, раскаявшись за то, что состояла в связи с женатым мужчиной. Родители Эми реагируют на это резко негативно и ещё больше начинают считать, что исчезновение их дочери — дело рук её мужа. Идея Таннера, кажется, не удалась, но Ник всё равно даёт интервью на телевидении, где изображает сожаление о своих поступках, отрицает, что убил свою жену, и просит Эми вернуться и начать всё с начала. Задуманное осуществляется, он получает поддержку и понимание от публики, но Ника и Марго задерживает полиция. Сыщики получили анонимную наводку от самой Эми. Якобы Марго утаивала в своём сарае тайно купленные Ником вещи на кредитку Эми, а сам Ник якобы пытался сжечь в камине орудие преступления со следами крови своей жены. Таннер вытаскивает брата и сестру из тюрьмы под залог.

Эми тем временем, увидев телепередачу Шэрон Шибер с Ником в качестве гостя, начинает верить мужу, думая что он «исправился». Она решает вернуться и задумывает план, как сделать своё отсутствие логичным. Эми имитирует следы верёвок на запястьях и насилует себя бутылкой. Пользуясь тем, что в доме Дэйзи много камер, она изображает перед ними, что подвергается сексуальному насилию. Когда Дэйзи возвращается в дом, Эми соблазняет его и убивает во время секса. Взяв его машину, она возвращается домой, где перед репортёрами бросается в объятия мужа.

В клинике полиция допрашивает Эми. Она говорит, что Дэйзи вломился к ней, похитил, увёз к себе в дом на озере и насиловал её там. Детектив Бони находит множество нестыковок в показаниях, но её вопросы прерывают другие следователи, считающие, что Эми говорит правду. В итоге полиция закрывает дело, и детектив Бони понимает, что Эми действительно умалчивает что-то важное. Супруги возвращаются в свой дом. Эми рассказывает Нику, что она убила Дэйзи, чтобы вернуться к нему, но Ник желает уйти от жены, потому что не доверяет ей и считает очень опасной.

СМИ делают из Эми «любимицу Америки», все восхищаются её героизмом. Ник, зная правду, собирается опровергнуть всё это. Но Эми делает искусственное оплодотворение при помощи спермы Ника, которую он хотел отнести в центр репродукции, и сообщает ему об этом. Эми говорит, что будущий ребёнок возненавидит его за то, что он ушёл. Осознавая, что теперь у него будет ребёнок, Ник принимает на себя обязанность и остаётся с Эми. В конце фильма, выступая на национальном телевидении, супруги объявляют, что ждут ребёнка.

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock detector