No Image

Я мыслю значит я существую значение

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
22 января 2020

Высказывание «Я мыслю, следовательно, существую» принадлежит французскому философу, математику и ученому 17-го века Рене Декарту, и встречается в его работе «Рассуждение о методе» (1637). Он рассматривал достоверность как первичную характеристику истинного знания. Декарт провел серию мысленных экспериментов, основанных на методическом сомнении, чтобы найти неоспоримую самоочевидную истину, высказанную в этой фразе. Интерпретация выражения стала предметом многочисленных философских дебатов. Оно отражает скептический интеллектуальный климат, характерный для раннего периода развития современной философии.

Размышления о первой философии

Как известно, Декарт выдвинул очень простую кандидатуру на «первый элемент знания». Она была предложена методическим сомнением — размышлением о том, что все мысли могут быть ошибочными. В начале «Второго размышления» Декарт говорит, что его наблюдатель убедил себя в отсутствии всего в мире – неба, земли, разума и тела. Следует ли из этого то, что его тоже не существует? Нет. Если он убедил себя в чем-то, тогда он, конечно, существует. Но что, если есть обманщик высшей силы и хитрости, который сознательно и постоянно вводит в заблуждение наблюдателя? И в этом случае он, несомненно, существует. И пусть его обманывают, сколько угодно, наблюдателя никогда не удастся убедить, что он ничто, пока он думает, что он чем-то является. Итак, рассмотрев все основательно, он должен, наконец, сделать вывод, что предположение о его существовании является истинным, независимо от того, высказывается оно или воспринимается умом.

Каноническая форма мысли, которую высказал Декарт, – «Я мыслю, следовательно, я существую» (на латыни: cogito ergo sum; в оригинале на французском: je pense, donc je suis). Эта формулировка в «Размышлении» прямо не упоминается.

Декарт: «Я мыслю, следовательно, я существую». Смысл фразы

Автор считает это высказывание (стандартно обозначаемое как cogito) «первым и самым верным из всех, которые возникают у тех, кто философствует упорядоченным образом. Есть ли большая уверенность в необходимости присоединять к «я мыслю» «я существую» или «следовательно» (т. е. их логическое отношение)? Предположительно, это необходимо, если cogito играет основополагающую роль, которую отводит ему Декарт. Но ответ зависит от того, понимается ли cogito как логический вывод или интуиция.

Проверка cogito путем методического сомнения предполагает раскрыть его непоколебимую достоверность. Как уже отмечалось, существование тела подлежит сомнению. А наличие мышления – нет. Сама попытка отбросить мышление является действительно самоуничтожающей.

Cogito поднимает множество философских вопросов и породило огромную литературу. Далее упрощенно затрагиваются некоторые основные моменты.

Высказывание от первого лица

Формулировка от первого лица необходима для уверенности в cogito. «Мыслить, следовательно, существовать» от третьего лица непоколебимо достоверным быть не может — во всяком случае для наблюдателя. Только присутствие его мысли имеет шанс противостоять гиперболическому сомнению. Есть ряд пассажей, в которых Декарт ссылается на версию cogito от третьего лица. Но ни одна из них не возникает в контексте установления фактического существования конкретного мыслителя (в отличие от условного, общего результата, «все, что мыслит, существует»).

Настоящее время

Формулировка в настоящем времени имеет важное значение для достоверности высказывания «Я мыслю, следовательно, я существую». Смысл у фразы «Я существовал в прошлый вторник, так как я помню мои мысли в тот день» отсутствует, так как известно только то, что теперь этот случай остался лишь в воображении. Не работает и высказывание о том, что «Я буду продолжать существовать, так как я сейчас мыслю». Как замечает размышляющий, «когда я перестану думать совершенно, я полностью прекращу свое существование». Привилегированная достоверность cogito основана на «явном противоречии» попытки мыслить вне мышления в настоящем.

Cogitatio

Достоверность cogito зависит от формулировки с точки зрения cogitatio наблюдателя — его мышления или сознания в целом. Любой его вид является достаточным, включая сомнение, утверждение, отрицание, желание, понимание, воображение и т. д. Однако отсутствия мышления недостаточно. Например, бесполезно рассуждать о том, что «я существую, поскольку я иду», т. к. методическое сомнение ставит под вопрос существование моих ног. Возможно, мне только снится, что у меня есть ноги. Простая модификация этого высказывания в «Я существую, так как мне кажется, что я иду» восстанавливает антискептический эффект.

Связь с дуализмом

То, что Декарт отвергает формулировки, предполагающие наличие тела, обеспечивает ему не более чем эпистемологическое различие между идеями разума и тела, но не онтологическое (как в телесно-ментальном дуализме). Действительно, после cogito он пишет: «Может ли оказаться неверным, что эти вещи, которые я считаю ничем [например, строение конечностей, которые называются человеческим телом], потому что они мне неизвестны, и они в действительности совпадают с «я», о котором я знаю? Я не знаю и на данный момент я не буду спорить, поскольку я могу судить только о тех вещах, которые мне известны».

Cogito не предполагает дуализма разума и тела Декарта.

Простая интуиция

Большая часть дискуссий по поводу того, предполагает ли фраза «Мыслить, следовательно, существовать» логический вывод, или она является просто само собой разумеющейся интуицией, отвергается двумя замечаниями. Одно замечание касается отсутствия явного заключения ergo («следовательно») во «Втором размышлении». Кажется ошибочным подчеркивать это отсутствие, как будто предполагая, что Декарт отрицает какую-либо роль логического умозаключения, т. к. здесь автор явно определяет линию посылок, ведущих к выводу о существовании наблюдателя. В его других трактовках «следовательно» упоминается, а «Размышления» расширяют его.

Второе замечание заключается в ошибочности мысли о том, что cogito должно либо сопровождаться логическим умозаключением, либо быть интуитивным. Нет никакого противоречия в само собой разумеющемся восприятии утверждения с логически выводимой структурой. Среди современных философов широко распространено мнение, что modus ponens не требует доказательств, хотя в нем и содержится логический вывод. Таким образом, если утверждение содержит инференцию, то это не означает, что его принятие основано на ней, что применимо к cogito. Как утверждает Р. Декарт, «Мыслю, следовательно, существую» не выводится при помощи силлогизма – высказывание признается как нечто само собой разумеющееся простой интуицией ума.

Читайте также:  Топ телевизоров до 15000 рублей

Независимо от статуса cogito, стоит отметить наблюдение Барри Страуда: «Мыслитель, очевидно, никогда не может быть неправ, когда думает «Я мыслю». Более того, никто из тех, кто думает, не может ошибаться в том, что он существует».

Обособленное «я»

Наконец, ссылка Декарта к «я» в «Я мыслю» не предполагает наличия обособленного «я». В следующем предложении после первоначального заявления о cogito размышляющий говорит: «Но я еще не обладаю достаточным пониманием того, чем является это «я», которое сейчас необходимо». Высказывание «Мыслить, следовательно, существовать» направлено на то, чтобы принести уверенность в то, что я есть, поскольку я могу мыслить, чем бы это ни оказалось. Последующее обсуждение призвано помочь прийти к пониманию онтологической природы мыслящего субъекта.

В более общем смысле следует различать вопросы эпистемологической и онтологической зависимости. В конечном анализе Декарт считает доказанным, что зависимость наличия мысли (онтологически) от существования обособленного «я», а именно, бесконечной субстанции, Бога. Но он не отрицает того, что принятие этих онтологических вопросов эпистемически предшествует cogito: его определенность не должна зависеть (эпистемически) от метафизики, которая, по мнению Декарта, им в конечном итоге устанавливается.

Рассел против Юма

Если высказывание «мыслить, следовательно, существовать» не предполагает наличия обособленного «я», то какое тогда эпистемологическое основание введения «я» в «я мыслю»? Некоторые критики жаловались, что в ссылке на «я» Декарт поднимает вопрос, предполагающий то, что он хочет установить в выражении «Я существую». Один из критиков, Бертран Рассел, отрицает нелегитимность «я». Вторя мыслителю 18-го века Георгу Лихтенбергу, Рассел пишет, что Декарт, напротив, должен был облечь свое высказывание в форму «Мысли существуют». Он добавляет, что слово «я» грамматически удобное, но не описывает данное. Соответственно выражения «Боль существует» и «Я испытываю боль» имеют различное содержание, но Декарт называет только последнее.

Самоанализ показывает больше, чем то, что позволяет Рассел — он раскрывает субъективный характер опыта. С этой точки зрения, эмпирическая история об испытании боли содержит больше, чем выражает высказывание о ее существовании: опыт включает в себя чувство боли, плюс точку зрения – эмпирическое дополнение, которое трудно охарактеризовать иначе, чем добавив, что «я» испытываю боль, что боль моя. Сознание этого субъективного аспекта опыта не зависит от осознания метафизической природы мыслящего субъекта. Если принять, что Декарт использует «я» для обозначения этого субъективного характера, то в этом случае он не привносит то, что уже есть: «я» сознания оказывается (вопреки Расселу) первичной данностью опыта. Хотя, как убедительно утверждает Юм, самоанализ не выявляет никаких чувственных впечатлений, подходящих на роль мыслящего субъекта, Декарту, в отличие от Юма, нет необходимости выводить все наши идеи из чувственного опыта. Идея Декарта о себе в конечном итоге опирается на внутренние концептуальные ресурсы.

Ясность восприятия

Но как идеи, вытекающие из субъективного характера опыта, обосновывают основной метафизический вывод о существовании реального «я»? В одной правдоподобной линии ответа Декарт еще не намерен установить метафизический результат. Скорее, первоначальный предполагаемый результат является просто эпистемологическим. В начале «Третьего размышления» Декарт говорит, что эпистемологическая основа cogito состоит на данном этапе в том, что оно ясно и отчетливо воспринимается. Хотя правду о том, что это еще только предстоит выяснить. Cogito изначально устанавливает лишь то, что мы не можем не согласиться с нашим существованием. Более сильный метафизический результат достигается только демонстрацией достоверности ясного и отчетливого восприятия. Подобные интерпретации, конечно, подразумевают, что высказывание «Мыслить, следовательно, существовать» изначально не может считаться полноценным знанием.

Cōgitō ergō sum [ˈkoːɡɪtoː ˈɛrɡoː sũ] (с лат. — «Я мыслю, следовательно, я есмь» [sic] [1] , более распространённый перевод — «Я мыслю, следовательно, я существую» — не точен [2] ) — философское утверждение Рене Декарта, фундаментальный элемент западного рационализма Нового времени.

Это утверждение Декарт выдвинул как первичную достоверность, истину, в которой невозможно усомниться — и с которой, следовательно, можно начинать отстраивать здание достоверного знания.

Аргумент не следует понимать как умозаключение [3] («тот, кто мыслит, существует; я мыслю; следовательно, я существую»); напротив, его суть — в очевидности, самодостоверности моего существования как мыслящего субъекта (res cogitans — «вещи мыслящей»): всякий акт мышления (и шире — всякое представление, переживание сознания, ибо cogito не ограничивается мышлением) обнаруживает — при рефлексивном взгляде на него — меня, мыслящего, осуществляющего этот акт. Аргумент указывает на самообнаружение субъекта в акте мышления (сознания): я мыслю — и, созерцая своё мышление, обнаруживаю себя, мыслящего, стоящего за его актами и содержаниями.

Содержание

Варианты формулировки [ править | править код ]

Cogito ergo sum является латинским переводом утверждения Декарта Je pense, donc je suis («Я мыслю, следовательно, я есмь») [1] , которое появляется в его «Рассуждении о методе» (1637), написанном по-французски.

Фраза «Cogito ergo sum» не используется в наиболее значимой работе Декарта «Размышления о первой философии» [1] (1641), хотя часто эту формулировку ошибочно приводят в качестве аргумента, ссылаясь на данный труд. Декарт опасался, что эта формулировка, которую он использовал в более ранней работе, допускала толкование, отличное от того контекста, в котором он использовал её в своих умозаключениях. [4] Стремясь уйти от формулировки, создающей видимость логического вывода, тогда как подразумевается самоочевидность, непосредственное усмотрение утверждаемой истины, Декарт избавляется от первой части фразы и оставляет только «Я есмь» («Я существую»): «всякий раз, как я произношу слова Я есмь, я существую или воспринимаю это изречение умом, оно по необходимости будет истинным» (Размышление II).

Читайте также:  Что такое url адрес на телефоне

В привычной форме Ego cogito, ergo sum («Я мыслю, следовательно, есмь») аргумент появляется в более поздней работе «Начала философии» (1644), написанной на латыни: « Ac proinde haec cognitio, ego cogito, ergo sum, est omnium prima et certissima. » (§ 7).

Более полная версия сформулирована Антуаном Леонардом Тома: «Dubito, ergo cogito, ergo sum» («Я сомневаюсь, следовательно, я мыслю, и, следовательно, я есмь».) Эту фразу часто ошибочно приписывают самому Декарту. [5] [6]

Августин: предшественник Декарта [ править | править код ]

Задолго до Декарта аналогичный аргумент предложил в полемике со скептиками Августин Блаженный в книге «О Граде Божьем» (кн. XI, 26): Si fallor, sum («Если я ошибаюсь, я есмь»).

Однако существенное различие между Августином и Декартом заключается в контексте, целях и следствиях аргумента.

Августин начинает с утверждения, что, заглядывая в собственную душу, мы «в себе узнаем образ Бога… Ибо мы и существуем, и знаем, что существуем, и любим это наше бытие и знание», — что соответствует тройственной природе Бога. Далее Августин пишет:

Я не боюсь никаких возражений относительно этих истин со стороны академиков, которые могли бы сказать: „А что если ты обманываешься?“ Если я обманываюсь, то уже поэтому существую. Ибо кто не существует, тот не может, конечно, и обманываться: я, следовательно, существую, если обманываюсь.

Августин, заглядывая в свою душу с верой, приходит в результате применения аргумента к Богу; Декарт заглядывает в свою душу с сомнением — и приходит к субъекту, сознанию, res cogitans (мыслящей субстанции), требованием которой является ясность и отчётливость. «В то время как cogito Августина умиротворяет, преображая все в Боге, cogito Декарта проблематизирует всё остальное, в том смысле, что после обретения истины собственного существования нужно обратиться к завоеванию отличной от нашего „Я“ реальности, постоянно стремясь при этом к ясности и отчётливости». [7]

Сам Декарт высказался относительно различий между своим и августиновым аргументом в ответе на письмо Андреаса Кольвия.

Параллели в индуизме [ править | править код ]

Как считает российский индолог С. В. Лобанов, идея утверждения «сogito, ergo sum» Декарта является одним из основополагающих для монистических систем индийской философии — адвайта-веданты Шанкары и пара-адвайты, или кашмирского шиваизма, самым ярким представителем которого был Абхинавагупта:

Знаменитое философское утверждение Рене Декарта «сogito, ergo sum», ставшее отправной точкой западного рационализма и философии Нового времени, было выдвинуто им как первичная достоверность, относительно которой возможно выстраивание достоверного познания. Оба индийских философа предлагают свои решения проблемы самообнаружения сознающего субъекта, исходя из двух различных парадигм философского монизма. [8]

В популярной культуре [ править | править код ]

Фраза неоднократно цитировалась в произведениях литературы, в СМИ и карикатуре [9] :

«Cogito, ergo sumsum», жужжала как-то утром пчёлка Майя… «Cogito, ergo mus», повторил Микки Маус и открыл земляничный мармелад, чтобы заманить пчёлку.

16) «Я МЫСЛЮ – ЗНАЧИТ СУЩЕСТВУЮ» (ДЕКАРТ)

Одно из самых известных в философии изречений принадлежит французскому мыслителю Рене Декарту, который, как и многие другие философы, пытался «докопаться до истины», понять, в чем же смысл человеческого существования.

Из знаменитого положения Рене Декарта «Я мыслю – значит существую» («Cogito, ergo sum») следует одно: душевная деятельность человека существует только благодаря его сознанию, способности мыслить. Поскольку мышление (в декартовом понимании) – единственный атрибут души, постольку душа у него всегда мыслит, и перестать мыслить для нее означает – перестать существовать.

В более широком понимании, Декарт развивал теорию о равенстве души и тела (дуализме), равенстве духовного и материального начал, причем душа рассматривалась им как мыслящее начало, а тело – как протяженная субстанция. Во многом здесь прослеживается связь декартовой философии с его пониманием физиологии, космогонии, математики и физики.

Изначально этот дуализм, выдвинутый Декартом, сводился к следующему: Бог является общей причиной движения, он же сотворил материю (все телесное) вместе с движением и покоем и сохраняет в ней одно и то же общее количество движения и покоя. Постепенно эта теория Декарта распространилась и на его понимание человека: в человеке реально связаны бездушный и безжизненный телесный механизм с волевой и мыслящей душой. Разнородные тело и душа, по мнению философа Декарта, взаимодействуют посредством особого органа – так называемой шишковидной железы (здесь связь с физиологией очевидна).

Имеющая непосредственное отношение к материалистической философии, философия Декарта вступала в противоречие с учением о нематериальности души: в отличие от тела, сущность которого в протяжении, сущность души, по Декарту, – в мышлении. В отличие от человека, в животных Декарт видел лишь сложные автоматы, лишенные души и способности мыслить. Животные, по Декарту, обладают лишь телом, поэтому ими управляют одни животные инстинкты, которые лишают их возможности приблизиться к высшему сознанию, к мудрости, к бессмертию души.

Человек также обладает телом, то есть состоит из материи, являющейся низшим бытием и вступающей в четкое противопоставление с душевным разумом. Таким образом, разум и материя (физическое) в человеке вступают в длительную борьбу между собой. По Декарту, телу «следует приписывать все то, что противоречит нашему разуму» (из «Страстей души»), и душа человека представляет собой поле непрерывного сражения, где исходящие из тела «животные духи» стремятся перехитрить разум, а тот в свою очередь, вооруженный несломляемой волей, противостоит давлению страстей.

Читайте также:  Термопаста для процессора какая лучше цена качество

Эта борьба душевного и физического в человеке и вытекающая отсюда идея обуздания чувств за счет разумной воли представляют собой существенный знак понимания Декартом его сущности. При всем наличии в индивидууме умения властвовать собой, в нем все же живут постоянная неуверенность и страх перед самим собой.

Следует указать на то, что изображенный Декартом моральный разум не представляет ту или иную личность как общественное существо. Функция разума состоит в том, чтобы придать этой изолированности человека некое морально совершенное качество. Разум призван способствовать тому, чтобы субъект в своей внутренней, духовной жизни преодолел напор внешней, практической жизни.

Вместе с другим философом – Ф. Бэконом – Декарт видел конечную задачу своего знания в господстве личности над силами природы, в открытии и изобретении супертехнических средств, в познании причин и действий, в усовершенствовании природы самого человека. Для достижения этой задачи Декарт считал необходимым предварительно усомниться во всем имеющемся существовании. Это сомнение не выглядело как неверие в непознаваемость всего существующего, а являлось приемом для нахождения безусловно достоверного начала знания. Если мы обнаружим такое начало, такую мысль, на которую могут опереться все другие человеческие суждения, то все наше последующее знание будет абсолютно достоверным. Таким началом и послужило утверждение Декарта: «Я мыслю, следовательно, существую».

Таким образом, контроль над своими чувствами, который Декарт выставляет в качестве предпосылки свободы воли и объективности суждения, несет в себе скрытый просветительский смысл – о самовоспитании каждой отдельной личности путем прояснения ее душевных движений, так как наши чувства испытывают воздействие внешних предметов и возбуждаются в душе без участия воли и проистекающей от нее деятельности. Моральный рост человека с этой точки зрения состоит в том, чтобы осознавать свои бессознательные чувственные процессы и подчинять их разуму. Мораль у Декарта является выражением рационального суждения. Он полагает, что для адекватного, нормального, разумного поведения индивида нужны две вещи – познание истины, а также привычка, причем ему необходимо каждый раз, когда это требуется, вспоминать об этом знании и действовать в соответствии с ним.

Таким образом, Декарт видит важнейшую цель знания в господстве человека над силами природы и в его усовершенствовании самой своей природы. Он ищет безусловно достоверный тезис для своего знания и метод, посредством которого можно, опираясь на этот тезис, построить столь же достоверное знание всей науки. Искомая достоверная опора знания была найдена им и определена в положении «Я мыслю, следовательно, существую».

Идеальный взгляд Декарта усугубляется религиозными предпосылками установленной им философской системы: для доказательства реального существования мира необходимо доказать существование Бога. Так как мы существуем и являемся действием некоей первопричины, то существует и сама первопричина – Бог. Правдивостью Бога, по Декарту, обусловлена сама возможность познания: при правильном употреблении своей познавательной способности мы никогда не могли бы заблуждаться и ошибаться. Заблуждение возникает вследствие неправильного употребления этой способности и особенно вследствие того, что свободная воля выбирает, руководствуясь не истиной (тем, что нам разумно необходимо), а предпочтением (тем, что мы хотим). Декарт напоминает о том, что у каждого человека имеются врожденные идеи, или истины, которым он порой бессознательно подчиняется в жизни, руководствуясь чувствами (страстями).

В познании же человеком самого себя и окружающего мира главную роль играют не ощущения (страсти), а разум. Таким образом, Декарт бы сторонником рационализма – учения, утверждающего первенство разума в познании, независимость разума от чувственных восприятий. В процессе познания человеком себя и мира исключительную роль Декарт отвел дедукции (движению от общего к частному), то есть полученные объективные знания индивид должен постепенно относить применительно к самому себе. В логической цепи метода дедукции каждое отдельное звено достоверно. Однако для ясного представления всей цепи звеньев дедуктивного познания нужна сила памяти. Поэтому очевидные исходные положения, или интуиция, имеют преимущество сравнительно с рассуждениями дедукции.

Вооруженный достоверными средствами мышления, выдвинутыми Декартом, – интуицией и дедукцией, разум может достигнуть достоверного знания во всех областях только в том случае, если он будет руководствоваться истинным методом. На этих предпосылках рационализма Декарт строит свое учение о методе, с помощью которого можно получить достоверные знания об окружающем мире. Метод Декарта исходит из 4 требований:

1. Допускать в качестве истинных, необходимых только такие жизненные положения, которые представляются уму ясно и четко, не могут вызывать никаких сомнений в их истинности.

2. Расчленять каждую сложную проблему или задачу на составляющие ее проблемы или задачи.

3. Методически переходить от известного и доказанного к неизвестному и недоказанному.

4. Не делать никаких пропусков в логических звеньях исследования.

Следует отметить, что философия Декарта и его научные идеи оказали значительное влияние на последующее развитие философии. Основные сочинения – «Рассуждение о методе» (1637), «Начала философии» (1644), «Страсти души» (1649).

Известно, что Декарт придумал свою философию очень интересным образом: будучи занятым в военных действиях, он с другими сослуживцами остановился на ночлег в доме. Внутри было очень холодно, и для того, чтобы согреться, будущий философ залез внутрь протопленной недавно печи. Там, согревшись, он огляделся и увидел нечто такое, что породило в его голове великие догадки.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector