No Image

Экстремистские посты в соцсетях

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
22 января 2020

Опасность 1. Демотиваторы

Коллаж © L!FE

В сентябре 2015 года гражданский активист Дмитрий Семёнов из Чувашии был осуждён за перепост в соцсети "ВКонтакте" демотиватора с карикатурой на премьер-министра Дмитрия Медведева. Сам пользователь отрицал какие-либо обвинения, указав, что поставил "лайк" тексту интервью, а карикатура "подвязалась" автоматически.

Суд постановил, что Семёнов публично призывал к осуществлению экстремистской деятельности, и назначил штраф в размере 150 тыс. руб. Однако тут же амнистировал подсудимого, что не удовлетворило активиста: в апреле 2016-го он обратился в ЕСПЧ. Семёнов считает, что были нарушены его право на справедливое судебное разбирательство и свобода выражения мнения.

В чём опасность: согласно постановлению суда, на демотиваторе была надпись: "Смерть русской гадине", в которой усмотрели "призыв к физическому уничтожению русских".

Опасность 2. Фотографии времён II Мировой войны

Фото: © РИА Новости/Иван Шагин

Резонансное дело с привлечением к ответственности за снимок со свастикой произошло с Полиной Петрусевой, журналистом смоленского портала readovka.ru. В январе 2015 года девушка выложила на странице в соцсети "ВКонтакте" фотографию своего дома времён нацисткой оккупации. В частности, правоохранителей не устроило изображение флага Третьего рейха, которое было видно на документальном снимке. В конечном счёте Петрусеву оштрафовали на тысячу рублей за пропаганду и публичное демонстрирование нацистской символики.

В чём опасность: закон о запрете на пропаганду или публичное демонстрирование символики организаций, сотрудничавших с фашистами или отрицающих итоги Нюрнбергского трибунала, был принят в России осенью 2014 года. Однако впоследствии Роскомнадзор уточнил, что изображения свастики без целей пропаганды допустимы.

Опасность 3. Видеоролики

Фото: © YouTube, LLC

Последняя новость об обвинении в экстремизме, окончившемся уголовным сроком, стала известна совсем недавно. Жителя Дагестана Мухтара Рамазанова признали виновным по части 1 статьи 282 УК РФ "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства" и части 1 статьи 205.2 УК РФ "Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности". Подсудимый свою вину признал и получил два года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

По версии следствия, Рамазанов разместил на своей странице во "ВКонтакте" в июне 2014 года видеоролик, направленный на возбуждение ненависти или вражды и уничижение достоинства человека в отношении религии и принадлежности к какой-либо социальной группе.

В чём опасность: в связи с последними событиями на Украине и напряжёнными отношениями между двумя бывшими соцреспубликами участившиеся бурные и зачастую резкие обсуждения могут подвергаться риску.

Опасность 4. Украина

Фото: © REUTERS/Valentyn Ogirenko

В Екатеринбурге местный суд признал мать-одиночку виновной в возбуждении межнациональной ненависти и вражды. Екатерину Вологженинову осудили по статье 282 УК за перепосты во "ВКонтакте" нескольких записей сообществ "Украинской народной самообороны" и "Правого сектора" (организация запрещена в России. — Прим. ред.). За перепосты женщина получила 20 часов обязательных работ. Кроме того, у Вологжениновой изъяли и уничтожили ноутбук, компьютерную мышь и зарядное устройство.

В чём опасность: некоторые перепощенные публикации принадлежали пабликам, которые относились к запрещённым в России организациям, таким как УНА-УНСО и "Правый сектор".

Опасность 5. Оскорбление чувств верующих

Фото: © L!FE/Динар Шакиров

Не повезло и 21-летнему жителю Бердска Новосибирской области. Максим Кормелицкий получил год и три месяца колонии-поселения за перепост и резкое высказывание в адрес православных. В январе 2016 года Кормелицкий посредством перепоста из сообщества "Двач" во "ВКонтакте" разместил на своей странице фото купающихся в проруби православных с комментарием, где, по его же словам, он оценил "умственное состояние людей, которые жертвуют своим здоровьем ради религии".

Запись увидел православный активист Юрий Задоя, который и пожаловался в Следственный комитет на обидный комментарий. Кормелицкого признали виновным по части 1 статьи 282 УК, устанавливающей ответственность за разжигание ненависти по религиозному признаку.

В чём опасность: религия всегда была острым вопросом, поэтому высказывания на эту тему лучше выражать в более нейтральном ключе.

Опасность 6. Нехватка интернет-грамотности

Фото: © L!FE/Евгений Юстюженков

В марте 2016 года от неосторожных перепостов пострадал и 62-летний пенсионер. Николая Егорова, работающего охранником на асфальтобетонном заводе в Чувашии, обвинили в экстремизме за репост во "ВКонтакте" материала Бориса Стомахина, пост которого был ранее признан экстремистским по содержанию.

Адвокат Егорова сообщил, что его подопечный "не размещал никаких публикаций у себя на странице, а доступ к его аккаунту в силу небольших его познаний специфики Интернета имеет неограниченное количество людей".

В чём опасность: внимательно относиться к безопасности своих аккаунтов в соцсетях и не позволять другим публиковать что-то от своего имени. Даже ради шутки.

Перепост не "статья"?

Фото: © Глеб Щелкунов/архив редакции

— В законодательстве до сих пор нет определения такого понятия, как перепост, рассказывает юрист общественного движения "Роскомсвобода" Саркис Дарбинян . Поэтому любой случай так называемого "расшара" материалов в соцсети может квалифицироваться как высказывание самого владельца аккаунта или одобрение скопированной записи.

По мнению главы адвокатской коллегии "Жорин и партнёры" Сергея Жорина, привлекать к уголовной ответственности граждан за их перепосты незаконно . "Но мы живём в реалиях, когда подобное уже происходит. Поэтому нужно понимать, что когда кто-то делает какой-то перепост, то он может подлежать ответственности. Пользователям надо быть аккуратнее с информацией, которую они размещают. Неважно, уникальная эта информация или перепост", — прокомментировал он Лайфу.

При этом в Минкомсвязи посчитали, что лайки или перепосты не являются выражением мнения.

"Мы большие противники идеи ввести ответственность за гиперссылки, потому что мы прекрасно знаем, что… Ты вообще не знаешь, что под гиперссылкой прячется. И сегодня там может быть одно, а завтра может быть другое. Кстати, то же самое и с перепостами. Ты делаешь перепост некой строчки, содержание которой может поменяться. (. ) Поэтому позиция нашего министерства очень простая: мы считаем, что это слишком широкое трактование закона, и мы являемся противниками идеи ввести ответственность за гиперссылки, — заявил "Эху Москвы" замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин.

Тонкая грань

Фото: © Глеб Щелкунов/архив редакции

Эксперты сходятся во мнении, что никто не застрахован от привлечения к ответственности за высказывания в соцсетях.

Наказание может настигнуть даже за "подзамочные" посты. "Кто-то из ваших друзей может сделать скрины и "настучать" в соответствующие органы, после чего будет возбуждено дело о распространении незаконной информации посредством Интернета, — объясняет Саркис Драбинян. — С точки зрения закона никакой разницы нет. Закрытость или открытость аккаунта на это никак не влияет. И подобные разбирательства уже были".

По его словам, за последнее время больше всего судебных разбирательств касалось именно призывов к экстремизму. Как считает Дарбинян, это связано с обеспокоенностью властей проявлением экстремизма в Сети. "Таким образом вводится самоцензура на уровне самих владельцев аккаунтов и владельцев групп, чтобы они сами отслеживали и удаляли какую-то информацию, которая может быть воспринята как незаконная", — отметил он.

Читайте также:  Смартфон сони xperia х компакт

О важности разделения между высказыванием своего мнения и противоправным контентом рассуждает и Жорин: "Суд должен разобраться, где мнение, а где утверждение. Мнение не может наказываться. Важно, чтобы суды, которые рассматривают такие дела, вели их осторожно и с точки зрения закона. Это очень тонкая грань: где мнение, а где экстремизм".

По словам эксперта, с экстремизмом, призывами к насилию, суициду и прочему необходимо бороться, но преследование, а тем более уголовное, за высказывания в Интернете на сегодняшний день должно быть исключительной мерой. "Куда ц елесообразнее использовать другие инструменты, например, блокировки, удаление противоправного контента самой онлайн-площадкой", — говорит он .

Как минимизировать риск

Существуют слова-маркеры, которые могут "подтолкнуть" соответствующие органы к более внимательному изучению вашей страницы. О них Лайфу рассказала Елена Кара-Мурза, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ и член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам:

—Для словесного экстремизма (в двух его разновидностях, условно говоря, в политическом и в этноэкстремизме) круг маркеров большой и разнообразный. Например, это так называемые этнофолизмы (т.е. заведомо негативные обозначения народов: "чурки", "жиды", "чёрные") или другие "слова ненависти" ("коммуняки", "либерасты", "фашизоиды"), а также слова, обозначающие людей, совершающих незаконные или неэтичные действия (убийца, бандит, проститутка, путана). Например, это слова политической, этнополитической и религиозной тематики ("власть", "революция", "восстание", "убийство", "православие", "ислам". ).

По словам эксперта, текст или высказывание могут признать экстремистским, если в нём отчётливо выражена мысль о насильственных, агрессивных действиях против государственных и социальных институтов или против конкретных людей. В случае с оскорблением чувств верующих — последовательное противопоставление одной религии другой и требование "обращать" иноверующих и неверующих или уничтожать их.

"Или, например, это брань против людей по признакам их нации, языка, религии, сексуальной ориентации, обвинение их во всех грехах по этим же признакам, оправдание насилия над ними. Вот это настоящий словесный экстремизм, с которым нужно и можно бороться", — считает Елена Кара-Мурза.

Что касается использования оценочных слов, фиксирующих выражение мнения, например, "я считаю", "по моему мнению", эксперт отмечает, что это не может спасти от судебного разбирательства.

"Считается, что мнение нельзя проверить, что в нём отображается не мир вокруг нас, а картина этого мира в голове автора. Это относится к судебным делам о диффамации (распространении порочащих сведений и унижении чести, достоинства и деловой репутации — прим. ред.), даже эти обороты не спасают ответчиков, особенно при наличии у истцов административного ресурса", — объяснила она.

Для дел по словесному экстремизму конструкции мнения не играют роли, они "не освобождают от ответственности", отметила лингвист. То же касается и дел о защите прав верующих.

Рекомендации, которые уберегут вас от штрафов и реального тюремного срока за публикации в соцсетях

Информационно-аналитический центр "Сова" опубликовал памятку, которую должен выучить наизусть любой российский блогер или журналист. В ней – инструкция, как не стать фигурантом уголовного дела по обвинению в экстремизме за публикации в социальных сетях.

Настоящее Время коротко, в 10 пунктах рассказывает, по каким статьям за публикации в интернете вас могут привлечь к уголовной и административной ответственности.

1. "Возбуждение ненависти и розни" (статья 282 Уголовного Кодекса)

На данный момент — это самая популярная статья, по которой привлекают блогеров к уголовной ответственности.

Старайтесь не писать и не публиковать в своем профиле тексты или графический материал, который направлен против этнических, национальных, языковых и религиозных групп. Уголовный кодекс использует широкую формулировку "социальные группы" и почти любое количество людей, объединенных каким-либо признаком может туда попасть. Но в УК есть приписка об "унижении" тех же групп, и что именно имеется ввиду под этим – непонятно даже правоохранительным органам. Но любые резкие высказывания в адрес таких групп могут считаться криминальными.

Штраф в 100 тыс. рублей или до пяти лет лишения свободы. Если призывы к "розни" сделаны в составе группе или с использованием использовании служебного положения (иными словами, если под постом подписываются и ставят лайки ваши друзья или вы работаете в каком-то СМИ) – до шести лет.

2. "Призывы к экстремистской деятельности" (статья 280 УК)

Определения экстремизма в УК РФ очень размытые. Тем не менее, следует их прочитать. Чтобы не попасть под статью 280, не стоит призывать или намекать на желание переворота, терроризма, возбуждения вражды, дискриминацию и применение насилия к социальным группам, препятствия органам власти (включая полицию и избиркомы), демонстрации запрещенной символики (пункт 9) или финансирования всего перечисленного. При должном стремлении полиции вам могут "пришить" статью об экстремизме. Криминалом может стать даже любимая блогерами фраза "Когда мы придем к власти. "

Избегайте хотя бы наиболее явных негативных высказываний, но главное — не говорите, что другим стоит пренебрежительно или негативно относиться к другим людям по таким групповым признакам (см. пункт 1).

До пяти лет принудительных работ (место и вид работ определит суд) или лишение свободы на этот же срок.

3. "Призывы к сепаратизму" (280.1 УК)

Любое высказывание о желании уменьшить территорию Российской Федерации, как она изображена на официальной карте, а не только призывы к мятежу, могут считаться уголовно наказуемыми, поэтому старайтесь не высказываться, что "Крым – не наш".

То же, что и за "призывы к экстремизму" (см. пункт 2).

4. Оправдание терроризма (статья 205.2 УК)

Запрещается не оправдание в моральном или педагогическом смысле ("он мстил за отца", "в детстве он перенес травму"), а именно одобрение и желательность терактов как метода действия. Естественно, говорить такое в адрес террористов не следует.

Штраф от 300 тыс. до миллиона рублей и до семи лет лишения свободы.

5. "Реабилитация нацизма" (статья 354.1 УК)

Не стоит в записях отрицать или одобрять массовые преступления германских властей времен Второй мировой. А также "распространять заведомо ложные сведения о деятельности СССР" за тот же период. Не стоит безосновательно дискутировать об истории, проверяйте факты и даты – гугл есть у всех. Поскольку использована формулировка "заведомо ложных", вашей защитой может стать ссылка на источники, как можно менее маргинальные.

Штраф до 300 тысяч рублей до трех лет лишения свободы или до года исправительных работ.

6. "Оскорбление религиозных чувств верующих" (часть 1 статьи 148 УК)

Читайте также:  Смартфон sony xperia xzs

Что такое "оскорбление" и "чувства верующих" – из УК непонятно совсем. Но это определит за вас суд. Чтобы подобного не произошло, старайтесь не высказываться грубо против религиозных обычаев, символов, учреждений или верований, принятых на территории России. Хотя бы в отношении четырех официально признанных в России религий: православия, ислама, буддизма и иудаизма.

Штраф до 300 тыс. рублей и до года лишения свободы.

7. Участие в экстремистском сообществе (статья 282.1 УК) или организации (статья 282.2 УК)

Если вы не состоите в таких сообществах, то вряд ли вам стоит беспокоится, но все же не делайте перепосты статей или заявлений лидеров из уже запрещенных Минюстом групп (террористических или экстремистских). На всякий случай перепроверьте список сообществ, в которых вы состоите в социальных сетях. Поверьте, а лучше посмотрите: некоторые группы могут быть вполне неочевидными.

От штрафа до 300 тыс. рублей до лишения свободы на шесть лет.

8. Распространение "экстремистских материалов" (статья 20.29 Кодекса Административных Правонарушений)

Достаточно трудно соблюсти этот пункт: на сайте Минюста уже около 3,5 тыс. всевозможных книг, песен, видеороликов и сайтов. И публикация на вашей страничке в соцсети уже считается массовым распространением.

Перед тем, как поделиться каким-то материалом с друзьями проще всего задать в поисковике его название в разделе новостей, скорей всего оно там появится. Еще вариант искать в официальном списке Минюста. Ну, и конечно, включить здравый смысл.

Штраф до трех тысяч рублей или арест на 15 суток.

9. Демонстрирование запрещенной символики (статье 20.3 КоАП)

Вне зависимости от вашего намерения и контекста публикации на вашей страничке, достаточно самого наличия на картинке или в видео запретных символов, – вы будете привлечены к ответственности.

Среди запрещенной символики:

  • Нацистская. К ней относятся символы, использовавшиеся в Третьем Рейхе, и организаций, которые с ним сотрудничали и отрицают их преступления. Иногда это символы современных неонацистов.
  • Сходная с нацистской до степени смешения. Термин "до степени смешения" означает сходство, затрудняющее различение для обычного человека. Степень сходства определяет суд.
  • Символика запрещенных за экстремизм и терроризм организаций (см. выше). Каталога такой символики нигде сейчас нет, но если вы регулярно постите на эту тему, то наверняка с ней вы уже встречались.

Штраф до двух тысяч рублей или арест на 15 суток.

10. Дополнительные рекомендации: отключите чувство юмора

"[Не стоит писать про] Украину, Крым, исламскую пропаганду – это наиболее болезненные темы", – советует эксперт Центра "Сова" Наталия Юдина.

В "Сове" также отмечают, что в России при рассмотрении таких дел не учитывают ни контекст, ни иронию, ни юмор, ни даже тот факт, что вы лично не являетесь автором каких-либо материалов. К анализу поста привлекут стороннего эксперта, который должен установить одно: возбуждает ли фраза или материал ненависть.

Скорей всего сотрудники правоохранительных органов будут смотреть только на вашу "стену" в соцсетях, но подчистить сохраненные публикации и материалы тоже бы следовало. Если какой-то материал отнесут к экстремистским, а он был ранее опубликован на вашей странице в Сети, суд все равно будет его учитывать.

6 мая Заволжский районный суд Твери приговорил инженера-механика Андрея Бубеева к двум годам и трем месяцам колонии-поселения за два репоста на его странице в социальной сети «ВКонтакте». Бубеев переопубликовал материал публициста Бориса Стомахина с лозунгом о территориальной принадлежности Крыма и изображение тюбика зубной пасты с подписью на ту же тему.

Как рассказала РБК адвокат, юрист правозащитной группы «Агора» Светлана Сидоркина, Бубеев обвинялся в публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности (ч.2 ст.280 Уголовного кодекса РФ) и публичных призывах к осуществлению деятельности, направленной на нарушение территориальной целостности России (ч.2 ст.280.1).

На момент вынесения приговора Бубеев уже находился в заключении: летом 2015-го он был приговорен к десяти месяцам в колонии-поселении за репосты аналогичных материалов и картинок (по ст.282 УК РФ, за возбуждение ненависти или вражды) и к двум месяцам за незаконное хранение патронов (ст.222 УК). Год назад дело об экстремизме расследовало МВД, теперь — ФСБ.

Подобных дел становится все больше, говорит основатель некоммерческого проекта «РосКомСвобода» Артем Козлюк.

Как часто в России осуждают за «интернет-экстремизм»?

Определение экстремизма закрепил в 2002 году закон «О противодействии экстремистской деятельности». Среди видов такой деятельности — «насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ», «публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность», «возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни» и др.

Но только в 2012–2015 годах зафиксирован «явный тренд на ужесточение преследования за слова», до этого реальные сроки за высказывания в Сети были скорее исключениями, говорится в докладе «Агоры». По подсчетам юристов «Агоры», число случаев привлечения пользователей Рунета к уголовной ответственности резко — почти втрое — выросло в 2012 году — до 103, в 2013-м было уже 226, в 2014-м — 132, в 2015-м — 203.

Из официальной статистики МВД следует, что в 2015 году было зарегистрировано 1308 преступлений экстремистской направленности — на 27,7% больше, чем в 2014-м. Раскрыто было 1125 таких преступлений. Показатели за первые три месяца 2016-го — 390 и 230. В статистике МВД не уточняется, сколько из этих преступлений было совершено через интернет.

По данным аналитического центра «Сова», число обвинительных приговоров, вынесенных в 2015 году за высказывания экстремистского характера разного рода, составило не менее 233, примерно 90% приходится на интернет.

Больше половины приговоров за экстремизм — это дела, связанные с публикациями в интернете и конкретно в соцсетях, согласен директор Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР) Николай Миронов.

По данным ЦЭПР, главным образом растет число осужденных по ч.1 ст.282 — «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (. с использованием СМИ либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет»)». В докладе центра для сравнения приводятся данные за 2011 год, когда было вынесено 82 обвинительных заключения по этой статье, и за 2015-й, когда таковых было уже 369. Сколько приговоров было связано с интернетом, ЦЭПР не уточняет.

Половина приговоров в интернете — это приговоры за материалы во «ВКонтакте», утверждает директор «Совы» Александр Верховский. По его мнению, эта соцсеть удобна тем, что имеет российскую администрацию и получить данные человека правоохранительным органам легче, чем в случае обращения к Facebook или Twitter.

Представитель «ВКонтакте» сообщил РБК, что компания не раскрывает статистику по обращениям правоохранительных органов.

За какие действия в Рунете можно получить срок?

Наказание за экстремизм содержится во многих статьях УК, говорит Верховский . В частности, это статьи 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), 281 (диверсия), 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) и 354 (публичные призывы к развязыванию агрессивной войны). Также к «экстремистским» относятся статьи 205.2 (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма), 354.1 (реабилитация нацизма) и ч.1 ст.148 (оскорбление чувств верующих).

Читайте также:  Частота появления букв русского алфавита

У многих «экстремистских» статей размыты диспозиции (описание преступлений) и под них легко подвести разные действия, отмечает адвокат Алексей Михальчик. Решения о виновности человека по таким преступлениям принимаются судом на основании заключений экспертов, в том числе лингвистов, которые устанавливают признаки экстремизма в словах или публикациях обвиняемых, объясняет Михальчик.

Основной массив обвинительных приговоров идет по ст.280, 282 и 205.2, уточняет Верховский. По его словам, репост, за который был осужден Бубеев, — один из наиболее частых поводов для привлечения к уголовной ответственности .

ЦЭПР в своем докладе выделяет несколько основных групп осужденных по «экстремистским» статьям. В первую очередь это националисты и люди, не состоящие в националистических группах, но использовавшие лозунги, которые суд признавал экстремистскими. Вторая группа осужденных — религиозные экстремисты, в основном исламисты. Третью группу составляют проукраинские активисты, которых осудили за резкие высказывания в поддержку Украины, критику действий российских властей в Крыму и Донбассе.

Экстремизм — настолько широко трактуемое прокурорами, следователями и судами понятие, что им можно признать практически все, что «мы пишем или комментируем в интернете», считает Козлюк.

По «экстремистским» статьям УК предусмотрено наказание от денежных штрафов (100 тыс. руб. и более) до реальных сроков лишения свободы — до семи лет. Использование Рунета утяжеляет наказание: например, по статье о «публичных призывах к экстремистской деятельности» публикация призывов в СМИ и интернете поднимает максимальную планку наказания с четырех до пяти лет.

Резонансные дела против интернет-пользователей в 2015–2016 годах

26 апреля 2016 года интернет-предпринимателю Антону Носику было предъявлено обвинение в «возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства с использованием СМИ» (ст.282.1 УК). Поводом для уголовного дела послужила запись в блоге Носика в «Живом журнале» от 1 октября 2015-го. В записи автор выражал поддержку российской военной операции в Сирии и призывал к расправе над сирийцами.

30 декабря 2015 года Кировский районный суд Томска приговорил к пяти годам колонии общего режима политического активиста Вадима Тюменцева за видеозаписи, которые он публиковал на YouTube и во «ВКонтакте». В роликах Тюменцев, согласно решению суда, вел экстремистскую деятельность через призывы к участию в несанкционированных акциях протеста и возбуждал ненависть к жителям самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик. Дело Тюменцева интересно тем, что суд ужесточил требования гособвинения: прокурор на процессе требовал для активиста только четырех лет колонии-поселения.

21 декабря 2015 года Октябрьский районный суд Краснодара приговорил политического активиста Дарью Поклюдову к двум годам колонии-поселения за участие в несанкционированной акции протеста, публикацию и репост записей во «ВКонтакте». В соцсети Поклюдова размещала материалы с критикой президента Владимира Путина и положительной оценкой возможного желания отдельных граждан «присоединиться к Украине», которые суд счел призывом к насильственному изменению конституционного строя (в 2014-м в Уголовный кодекс были внесены поправки, предусматривающие за подобный призыв наказание в виде лишения свободы до пяти лет).

9 декабря 2015 года обвинение по той же статье, что и Носику (ст.282.1 УК), было предъявлено лидеру запрещенного в России движения «Русские» Дмитрию Демушкину. Уголовное преследование лидера националистов ведется из-за публикации им в социальных сетях фотографии баннера с акции «Русский марш» 2014 года с экстремистским лозунгом. В конце лета 2015-го Нагатинский районный суд также постановил удалить страницу Демушкина во «ВКонтакте» за изображения с демонстрацией радикальной националистической символики.

1 декабря 2015 года Сургутский городской суд приговорил к году колонии-поселения интернет-пользователя Олега Новоженина. Тот размещал на своей странице во «ВКонтакте» аудио- и видеозаписи, в которых, по мнению суда, пропагандировал идеи запрещенных в России организаций «Правый сектор» и Misantropic Division, а также украинского добровольческого батальона «Азов». Суровое наказание Новоженин понес, несмотря на полное признание своей вины.

Как выявляют экстремистов в Рунете?

С экстремизмом в Сети борются все силовые ведомства: МВД, ФСБ, Следственный комитет. Сотрудники этих ведомств сами ищут в социальных сетях провоцирующие материалы, объяснял РБК адвокат Саркис Дарбинян. Причем заниматься этим могут не обязательно профильные «борцы с экстремизмом» — нередко сотрудники того же МВД собирают материал под приговоры по экстремистским статьям « для исполнения «палочной» отчетности», утверждал в своем докладе ЦЭПР.

Отправить жалобу на пользователя, заподозрив того в распространении экстремистского контента в Сети, может кто угодно — физическое или юридическое лицо, говорил Дарбинян. На сайтах МВД и Генпрокуратуры есть, к примеру, специальные онлайн-формы, через которые Роскомнадзор советует подавать подобные обращения.

На очищение Сети от экстремистского контента также нацелены органы прокуратуры и Роскомнадзор. Прокурор может направить провайдеру требование заблокировать доступ к сайту или обратиться в суд с требованием признать некий материал в интернете противозаконным. Роскомнадзор, обнаружив публикацию в Федеральном списке экстремистских материалов, может самостоятельно внести ее в специальный реестр, с которым обязаны постоянно сверяться все провайдеры.

Генеральный прокурор и его заместители в 2014-м получили право обращаться в Роскомнадзор с требованием внесудебной блокировки сайтов, «распространяющих призывы к массовым беспорядкам, экстремистской деятельности или участию в несанкционированных массовых мероприятиях». Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров в апреле заявлял, что за 2015 год из Генпрокуратуры поступило 144 обращения. На их основании было заблокировано 913 страниц сайтов и целых сайтов. Всего, согласно статистике Роскомнадзора, по состоянию на апрель 2016-го в России блокируется 1,3 тыс. сайтов с экстремистским контентом.

Может ли быть ужесточена борьба с экстремизмом в Сети?

Председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин в своей статье в журнале «Коммерсантъ Власть», опубликованной в начале апреля 2016-го, предложил властям задуматься о расширении «пределов цензурирования» Рунета.

Среди его инициатив — расширение ст.280 УК нормой об отрицании итогов референдума о вступлении Крыма в состав России и признаком, «предполагающим призывы к экстремистской деятельности, если они сопряжены с фальсификацией сведений об исторических фактах и событиях».

Еще одно предложение Бастрыкина — «внесудебный (административный) порядок включения информации в Федеральный список экстремистских материалов, а также блокировки доменных имен сайтов, которые распространяют экстремистскую и радикал-националистическую информацию».

Источник, близкий к администрации президента, утверждает, что большинство предложений главы СК вряд ли будет принято. Но в конце апреля на Форуме безопасного интернета сенатор Елена Мизулина озвучила новое предложение по ужесточению контроля над пользователями: в Совете Федерации готовится законопроект о включении использования интернета в число обстоятельств, отягчающих совершение преступления.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector