No Image

Соотношение потерь в вов

СОДЕРЖАНИЕ
2 просмотров
22 января 2020

Как изменялись официальные данные о потерях СССР

Недавно в Госдуме озвучили новые цифры людских потерь Советского Союза в годы Великой Отечественной войны — почти 42 млн человек. К предыдущим официальным данным «дополнительно» прибавились 15 млн человек. Заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны Казанского кремля, наш колумнист Михаил Черепанов, в авторской колонке «Реального времени» рассказывает о рассекреченных потерях СССР и Татарстана.

Безвозвратные потери Советского Союза в результате действия факторов Второй мировой войны — более 19 миллионов военнослужащих.

Несмотря на многолетний и хорошо оплачиваемый саботаж и всевозможные усилия генералов и политиков скрыть истинную цену нашей Победы над фашизмом, 14 февраля 2017 года в Государственной думе на парламентских слушаниях «Патриотическое воспитание граждан России: «Бессмертный полк» рассекретили, наконец, наиболее приближенные к правде цифры:

«Согласно рассекреченным данным Госплана СССР, потери Советского Союза во Второй мировой войне составляют 41 миллион 979 тысяч, а не 27 миллионов, как считалось ранее. Общая убыль населения СССР в 1941—1945 годы — более 52 миллионов 812 тысяч человек. Из них безвозвратные потери в результате действия факторов войны — более 19 миллионов военнослужащих и около 23 миллионов гражданского населения».

Как утверждается в докладе, эти сведения подтверждены большим количеством подлинных документов, авторитетных публикаций и свидетельств (подробности — на сайте « Бессмертный полк» и других ресурсах).

История вопроса такова

В марте 1946 года в интервью газете «Правда» И.В. Сталин объявил: «В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек».

В 1961 году Н.С. Хрущев в письме премьер-министру Швеции писал: «Германские милитаристы развязали войну против Советского Союза, которая унесла два десятка миллионов жизней советских людей».

8 мая 1990 года на заседании Верховного Совета СССР в честь 45-летия Победы в Великой Отечественной войне объявлено итоговое число людских потерь: «Почти 27 миллионов человек».

В 1993 году коллектив военных историков под руководством генерал-полковника Г.Ф. Кривошеева опубликовал статистическое исследование «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах». В нем указана сумма общих потерь — 26,6 миллиона человек и в том числе впервые опубликованы боевые потери: 8 668 400 солдат и офицеров.

В 2001 году вышло переиздание книги под редакцией Г.Ф. Кривошеева «Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил: Статистическое исследование». В одной из ее таблиц говорилось, что безвозвратные потери только Советской Армии и флота в годы Великой Отечественной войны — 11 285 057 человек. (см. стр. 252.) В 2010 году в очередном издании «Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь» опять же под редакцией Г.Ф. Кривошеева уточнены данные о потерях воюющих в 1941—1945 годы армий. Демографические потери снижены до 8 744 500 военнослужащих (стр. 373):

И вот 14 февраля 2017 года объявлена новая цифра: более 19 миллионов солдат и офицеров.

Возникает естественный вопрос: где же хранились упомянутые «данные Госплана СССР» о боевых потерях нашей Армии, если их более 70 лет не могли изучить даже руководители специальных комиссии Министерства обороны? Насколько они соответствуют действительности?

Все познается в сравнении. Стоит вспомнить, что именно в книге «Россия и СССР в войнах ХХ века» нам разрешили, наконец, в 2001 году узнать, сколько наших соотечественников было мобилизовано в ряды Красной (Советской) Армии за годы Второй Мировой войны: 34 476 700 человек (стр. 596.).

Если принять на веру официальную цифру 8 744 тыс. человек, то доля наших военных потерь составит 25 процентов. То есть, по утверждению комиссии Министерства обороны РФ, лишь каждый четвертый советский солдат и офицер не вернулся с фронта.

Думаю, с этим не согласится житель любого населенного пункта бывшего СССР. В каждой деревне или ауле есть плиты с именами погибших земляков. На них в лучшем случае лишь половина из тех, кто ушел на фронт 70 лет назад.

Статистика Татарстана

Посмотрим, какая статистика в нашем Татарстане, на территории которого не было боев.

В книге профессора З.И. Гильманова «Трудящиеся Татарии на фронтах Великой Отечественной войны», изданной в Казани в 1981 году, утверждалось, что военкоматы республики отправили на фронт 560 тысяч граждан и 87 тысяч из них не вернулись.

В 2001 году профессор А.А. Иванов в своей докторской диссертации «Боевые потери народов Татарстана в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.» объявил, что с 1939 по 1945 годы с территории Татарской республики было призвано в армию около 700 тысяч граждан, и не вернулось 350 тысяч из них.

Как руководитель рабочей группы редакции Книги Памяти Республики Татарстан с 1990 по 2007 годы, могу уточнить: с учетом уроженцев, призванных из других регионов страны, потери нашего Татарстана в годы Второй Мировой войны составили не менее 390 тысяч солдат и офицеров.

И это безвозвратные потери республики, на территорию которой не упала ни одна бомба или снаряд противника!

Неужели потери других регионов бывшего СССР даже в среднем по стране меньше?

Мне кажется, что вновь опубликованная цифра потерь нашей армии вполне соответствует действительности. Уверен, что удастся найти в секретных архивах страны документы, доказывающие именно этот шокирующий на первый взгляд факт.

Время покажет. А наша задача — вырвать из безызвестности и внести в базу данных потерь Республики Татарстан, представленную в Парке Победы Казани, по возможности имена всех земляков.

И делать это должны не только одиночки-энтузиасты по своей инициативе, но и профессионалы-поисковики по поручению самого государства.

Сделать это только в раскопах на местах боев во всех Вахтах Памяти физически невозможно. Для этого нужна массовая и постоянная работа в архивах, опубликованных на сайтах Министерства обороны РФ и других тематических ресурсах Интернета.

Но это уже совсем другая история…

Справка

Михаил Валерьевич Черепанов — заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны Казанского кремля; председатель ассоциации «Клуб воинской славы»; заслуженный работник культуры Республики Татарстан, член-корреспондент Академии военно-исторических наук, лауреат Государственной премии РТ.

  • Родился в 1960 году.
  • Окончил Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина по специальности «Журналистика».
  • С 2007 года работает в Национальном музее РТ.
  • Один из создателей 28-томной книги «Память» Республики Татарстан о погибших в годы Второй мировой войны, 19 томов Книги памяти жертв политических репрессий Республики Татарстан и др.
  • Создатель электронной Книги памяти Республики Татарстан (списка уроженцев и жителей Татарстана, погибших в годы Второй мировой войны).
  • Автор тематических лекций из цикла «Татарстан в годы войны», тематических экскурсий «Подвиг земляков на фронтах Великой Отечественной».
  • Соавтор концепции виртуального музея «Татарстан — Отечеству».
  • Участник 60 поисковых экспедиций по захоронению останков солдат, павших в Великой Отечественной войне (с 1980 года), член правления Союза поисковых отрядов России.
  • Автор более 100 научных и научно-просветительских статей, книг, участник всероссийских, региональных, международных конференций. Колумнист «Реального времени».

Советские потери в Великой Отечественной войне составили 26,6 млн убитыми и умершими, из которых на военнослужащих приходится только 8 668 400 человек, а остальное – потери мирного населения, следствие преступлений Германии. Безвозвратные потери советских войск были только в 1,3 раза меньше, чем безвозвратные потери Германии и ее союзников, а начиная с 1943 года потери Красной Армии были меньше, чем потери противника, поскольку она научилась воевать и воевала лучше вермахта. Впервые эти цифры были названы в книге “Гриф секретности снят” (1993 год) и повторены в ее многочисленных переизданиях. Авторский коллектив Министерства обороны во главе с Григорием Кривошеевым изначально имел сверхзадачу: минимизировать потери советских вооруженных сил и путем разного рода статистических ухищрений сделать их близкими к потерям вермахта.

В 2010 году Владимир Путин утверждал: “Если мы посмотрим статистику времен Второй мировой войны, то выяснится, что наибольшие потери в Великой Отечественной войне понесла именно РСФСР – более 70% потерь. Это значит, что война выиграна, не хочу никого обижать, но в основном за счет ресурсов человеческих и индустриальных ресурсов Российской Федерации. Это исторический факт, это все в документах есть”.

Существуют также полуофициальные цифры потерь в 41 979 тыс. человек, поддержанная руководством движения “Бессмертный полк” и оглашенная в докладе на слушаниях в Госдуме. Из этого числа 19,4 млн человек приходится на военнослужащих и более 23,5 млн – на гражданское население.

Как было на самом деле

Согласно моему исследованию, проведенному с использованием различных методов подсчета и всей доступной базы данных, потери Советского Союза в Великой Отечественной войне составили от 40,1 до 40,9 миллионов погибших, из которых на Красную Армию приходится 26,9 миллиона человек, что втрое выше официальной оценки. Соотношение потерь убитыми и умершими с вермахтом в среднем за войну составляет 10:1 в пользу германской стороны. При этом в период с июня 1941 по май 1944 года оно равнялось 16,6:1, а в период с июня 1944 по май 1945 года, после высадки союзников в Нормандии, – 6,6:1, во всех случаях в пользу немцев. (Соколов Б.В. Цена войны. Людские потери России/СССР в XX-XXI вв. М.: АИРО-XXI, 2017. С. 167-410.)

Читайте также:  Флешки какой фирмы самые надежные

Основной метод подсчета следующий. В мае 1993 года генерал Дмитрий Волкогонов, советник президента Бориса Ельцина, опубликовал данные о безвозвратных потерях Красной армии в 1942 году с разбивкой по месяцам. В книге бывшего начальника Главного военно-санитарного управления Красной армии Ефима Смирнова приведена помесячная динамика численности раненых за всю войну в процентах от среднемесячного показателя. (Волкогонов Д.А. Мы победили вопреки бесчеловечной системе // Известия. 1993. 8 мая. С. 5; Смирнов Е.И. Война и военная медицина. 2-е изд. – М.: Медицина, 1979. С. 188). Я определил, в каком месяце 1942 года у Красной армии почти не было потерь пленными. Это был ноябрь. Тогда пленных немцы взяли всего 22 341 пленных – наименьший показатель не только за 1942 год, но и с начала войны. Ноябрьскую цифру безвозвратных потерь я соотнес с количеством раненых за ноябрь и получил, что на 1 процент раненых приходилось примерно 5000 погибших. Исходя из этой пропорции, было определено число убитых за всю войну, к которому были добавлены 4 млн умерших в плену, а также умершие от ран и от небоевых причин. В сумме это дало 26,9 млн погибших.

То, что цифры общего соотношения безвозвратных потерь Красной Армии и вермахта разнопорядковые, доказывается данными соотношения потерь на уровне: советская дивизия – германская армия или, наоборот, германская дивизия – советская армия.

Под Ленинградом, на плацдарме у Невской Дубровки, за один день 9 ноября 1941 года только Первый ударный коммунистический полк подполковника Васильева, сформированный в основном из ленинградцев, из 1 500 человек личного состава потерял 1 000 человек. противостоявшая ему 18-я германская армия за декаду с 1 по 10 ноября потеряла только 878 человек, в том числе 164 убитых и 20 пропавших без вести. (Борщев С.Н. От Невы до Эльбы. Л.: Лениздат, 1973. С. 117; )

9 апреля 1942 года во время неудачного наступления на Ак-Монайских позициях в Крыму 3-й стрелковый батальон 12-й стрелковой бригады 51-й армии потерял около 600 человек убитыми и ранеными. Противостоявшая батальону 11-я немецкая армия за период с 1 по 10 апреля 1942 года потеряла 175 убитых, 719 раненых и 20 пропавших без вести, а всего 914 человек, всего лишь в 1,5 раза меньше. (Иванов Л.Г. Правда о СМЕРШе. Военный контрразведчик рассказывает. М.: ЭКСМО; Яуза, 2015. С. 90; )

В период с 1 сентября по 31 декабря 1942 года 28-я армия, действовавшая на астраханском направлении, потеряла 12 706 человек, в том числе не менее 6710 – безвозвратно. Немецкая 16-я моторизованная дивизия за этот период потеряла 406 убитых, 32 пропавших без вести и 953 раненых, а всего 1391 человека. Это дает соотношение 9,1:1 по общим потерям и 15,3:1 по безвозвратным. (Подсчет по: Шеин О.В. Неизвестный фронт Великой Отечественной. Кровавая баня в калмыцких степях. М.: Яуза; ЭКСМО, 2009. С. 208-244;). Это единственный случай, когда мы можем сравнить потери всех противостоявших друг другу войск за определенный период.

Советская 95-я гвардейская стрелковая дивизия 5-й гвардейской армии только за 12 июля 1943 года, в ходе знаменитого Прохоровского сражения, потеряла 948 человек убитыми, 1 649 – ранеными, 729 – пропавшими без вести, а всего – 3 326 человек. Противостоявшая 95-й гвардейской стрелковой дивизии германская 4-я танковая армия за период с 11 по 20 июля 1943 года потеряла 1400 убитых, 244 пропавших без вести и 4 081 раненого, а всего – 5 725 человек. Потери германской армии из 10 дивизий убитыми и пропавшими без вести за декаду оказались на 33 человека меньше потерь советской дивизии за день. (95-я гвардейская Полтавская / Под. ред. Е.С. Юмаева. М.: Спутник+, 2016. С. 47;)

Особенно велики и бессмысленны были потери при взятии Берлина, который Сталин хотел обязательно захватить раньше американцев. Сборник “Гриф секретности снят” определяет безвозвратные потери 3-х советских фронтов в Берлинской операции в 81 116 человек, включая потери 1-й и 2-й армий Войска Польского. При этом безвозвратные потери двух польских армий будто бы составили только 2 825 человек. Однако по официальным польским данным потери двух польских армий в Берлинской операции составили 7,2 тыс. погибшими и 3,8 тыс. пропавшими без вести, а всего 11 тыс. человек, что в 3,9 раза больше, чем по данным Кривошеева. Тогда советские безвозвратные потери в Берлинской операции можно оценить в 316,5 тыс. человек. А американский историк и журналист Корнелиус Райан свидетельствует: “Маршал Конев сообщил мне, что только его войска потеряли “во всех сражениях от Одера до Берлина, включая южный фланг, направлявшийся к Эльбе… 150 000 убитыми”. Если в такой же пропорции у Кривошеева занижены потери не только 1-го Украинского фронта, но и 1-го и 2-го Белорусского фронтов, то советские потери в Берлинской операции можно оценить в 362 тыс. убитыми и пропавшими без вести. (Вклад Польши и поляков в победу союзников во II мировой войне 1939-1945. Варшава: МИД Польши, 2005. С. 34; Райан К. Последняя битва. Пер. с англ. М.: Центрполиграф, 2003. С. 418)

Цена человеческой жизни в советской системе была очень низкой. и был Очень низким был и уровень подготовки солдат и командиров. Сталин всегда опасался профессиональной армии, ему удобнее было воевать, используя необученное ополчение, потому что профессиональная армия могла породить Бонапарта, появления которого он боялся. Не менее важным было то, что германского или американского солдата можно было убедить в том, что, если ты будешь усердно заниматься военным делом в мирное время, это резко повысит твои шансы на выживание в военное время. Советского солдата убедить в этом было практически невозможно, поскольку он мало сомневался в том, что спасение его жизни будет волновать командира в самую последнюю очередь. Поэтому и занимался военным делом в мирное время спустя рукава. По уровню боевой подготовки Красная армия и в 1941 году, и в 1945-м значительно уступала вермахту.

В основу оценок авторов доклада на слушаниях в Думе – 19,4 млн погибших военных и 23,5 млн гражданских положены расчеты исследователя Игоря Ивлева. Между тем, один вариант его расчетов— оценка на основе подсчета по уникальным похоронным извещениям по Архангельской области – при необходимой корректировке совпадает с моим практически полностью: у меня потери армии 26,9 млн, а у Ивлева – 26,99 млн человек. (Ивлев И.И. “…А в ответ тишина – он вчера не вернулся из боя!” // Военная археология, 2011, № 1-4) Для получения цифры в 41 979 тыс. погибших Ивлев использовал оценку численности населения СССР, проведенную Госпланом в июле 1945 года. Однако она не могла быть точна в тот момент, поскольку были значительные перемещения населения, вызванные войной. Поэтому в действительности потери гражданского населения были существенно меньше, чем 23,5 млн погибших.

Путинское утверждение о ведущей роли России в потерях Красной Армии основано на данных коллектива Кривошеева о том, что “за годы войны из населения было изъято: в России… 22,2 % трудоспособных граждан… в Белоруссии 11,7 %, в Украине 12,2 %”. В действительности доля призванных на Украине и в Белоруссии была ничуть не меньше, только здесь гораздо более значительная доля призывников была мобилизована непосредственно в части, а такой призыв не учитывался централизованной статистикой. (Соколов Никита. Сведение счетов. Объяснение с читателями по случаю спорных цифр соотношения потерь Красной армии и вермахта в годы Второй мировой войны)

Советский Союз потерял пятую часть населения – больше, чем все остальные участники Второй мировой войны, вместе взятые. И конечно, это не повод для гордости, когда иной раз наш батальон за день терял столько же людей, сколько вся германская армия за десять дней; это тоже своего рода достижение, но гордиться им вряд ли стоит.

Мог ли СССР завалить Третий рейх солдатскими трупами?

Как известно, министр пропаганды Третьего рейха Й. Геббельс вывел две безупречные формулы: «Чем более чудовищна ложь, тем охотнее ей верят люди» и «Многократно повторенная ложь становится правдой». И сегодня мы наблюдаем эти формулы в действии. С экранов телевидения и со страниц печатных СМИ льются просто цунами лжи о потерях Красной Армии, и льются непрерывно. На зрителя и читателя выливаются ниагарские водопады новейших «изысканий». Согласно этим «изысканиям» весьма «сведущих» в военном деле, «прекрасно разбирающихся в стратегии и оперативном искусстве», хотя и ни единого дня не служивших в армии, не воевавших, ряда писателей, журналистов и «ученых-историков», без излишней скромности именующих себя « военными экспертами», «военными обозревателями», «военными аналитиками», получается, что Сталин и его окружение делали всё от них зависящее, чтобы проиграть войну, а пока она идет, побольше погубить народу.

Все их решения были неверными, глупыми, бездарными, антинародными. Ни один, дескать, из сталинских генералов не имел совершенно никаких военных познаний, принимать верные тактические и стратегические решения не мог, руководить боевыми действиями не умел и если добивался кое-где успеха, так только за счет того, что просто заваливал немцев красноармейскими трупами, горами сгоревших советских танков и грудами разбитых краснозвездных самол

Читайте также:  Холодильник атлант работает без остановки что делать

Что немцы отступали только потому, что просто уставали избивать и громить неисчислимые советские дивизии, которые «кремлевский зверь» безжалостно кидал сотнями под немецкий огонь. Ну и вплоть до того, что немцы подписали капитуляцию исключительно из человеколюбия, поскольку не могли больше выносить вида холмов из трупов советских солдат, устилавших сплошным ковром поля России, Украины и Белоруссии и так далее и тому подобное. И вообще СССР войну не выиграл, а проиграл. Во всяком случае, так утверждают всевозможные солженицыны, суворовы, гавриилпоповы, соколовы, млечины, сванидзе, солонины и иже с ними бестужевы-лады, уткины и лебединцевы.

Приведем несколько таких утверждений.

Игорь Бестужев-Лада: «. Советские солдаты буквально своими телами загородили Москву, а затем выстлали дорогу до Берлина: девять падали мертвыми, но десятый убивал-таки вражеского солдата. » (И. Бестужев-Лада. Россия накануне XXI века, 1997 г.)

Александр Солженицын: «Нельзя гордиться войной, в которой уложили вдесятеро больше, чем враг» (цит. по материалам сайта //http// teacher.fio.ru).

Борис Соколов: «. нашей оценки соотношения потерь Красной Армии и вермахта на Восточном фронте, включая умерших в плену, – 10:1» (Б. Соколов. Тайны Второй мировой, 2000 г.)

Вилен Люлечник: «. за 18 дней оборонительной операции Западный фронт (Красная Армия. – В.О.) потерял более полумиллиона солдат и офицеров. За это же время общие потери группы армий «Центр» (вермахт. – В.О.) составили 30,6 тыс. офицеров, унтер-офицеров и рядовых. И такое соотношение было практически на протяжении всей войны». (Русский Глобус, №5, май 2004 г.).

Анатолий Уткин: «. В конечном счете – и это скорбный факт – на одного погибшего немца приходится четырнадцать наших воинов». (А. Уткин. Россия над бездной (1918 – декабрь 1941 г.), 2000 г.)

Александр Лебединцев: «. Но если все, кто оказался в плену у немцев, пускали бы себе пулю в лоб, то насколько бы у нас увеличилось количество безвозвратных потерь, которых и без того более десятка приходится за каждого убитого немца. » (Лебединцев А.З., Мухин Ю.И. Отцы-командиры, 2004 г.)

В своей ненависти к Победе эти писаки не удосужились заглянуть даже в немецкие святцы. А эти святцы таковы: в материалах «Справочной службы Германии» (Приложение к закону ФРГ
«О сохранении мест захоронений») указывалось, что на территории СССР и восточноевропейских государств (вне границ Германии 1937 г.) захоронено 3226 тыс. немецких солдат, из которых установлены личности 2395 тыс. человек. А ведь в боях в Восточной Пруссии, Восточной Померании, Силезии, Бранденбурге и Саксонии полегло еще не менее миллиона немецких вояк. Таким образом, если брать соотношение, рожденное воспаленным воображением вышеприведенных авторов, то потери РККА должны составлять убитыми и умершими от ран и болезней от 38 до 59 млн человек. Прибавляем к этому числу 11 390,6 тыс. человек списочного состава Вооруженных сил на 1 июня 1945 г., прибавляем 403,2 тыс. человек прочих военизированных формирований (входивших в состав гражданских наркоматов), прибавляем 1177,5 тыс. человек войск НКВД (части охраны тыла действующей армии и пр.) и погранвойск, прибавляем 1046 тыс. человек, находившихся в госпиталях, прибавляем 3798,2 тыс. человек, демобилизованных по ранениям, прибавляем 3614,6 тыс. человек, демобилизованных в промышленность, прибавляем более 4500 тыс. человек, оказавшихся в плену, прибавляем, в конце концов, 994,3 тыс. осужденных (в сумме – около 27 млн чел.) и получаем, что СССР должен был мобилизовать в армию от 65 до 86 млн мужчин! Да в Советском Союзе просто не было такого количества мужчин 1891–1927 гг. рождения, чтобы их мобилизовать в армию!

И тогда непонятно только одно: если СССР потерял столько людей, почему в конце 1944-го и в 1945 г. именно Германия, а не СССР бросала в бой 14–16-летних подростков и 60–65-летних стариков? Как так получилось, что немцы истребляли-истребляли русских, а в итоге пришлось самим всех, кто под руку попадется, в бой бросать? Может быть, все эти авторы откроют секрет, откуда Сталин мужчин импортировал? Гастарбайтеров с других планет завозил?

На самом деле все эти авторы используют один и тот же приемчик передергивания и подтасовки. Все в один голос утверждают, что Германия, располагая всего 70 млн населения, четыре года воевала против СССР, располагавшего 200-миллионным населением. Типа 70 млн немцев, ведомые блестящими гитлеровскими генералами, четыре года гоняли грязными полотенцами 200 млн человек, имевшихся у бездарных сталинских маршалов. И свято уверены, что поймать их на лжи не удастся. Но мы их поймаем.

Итак, поговорим о людских ресурсах.

Первая фальсификация: все эти писаки фальсифицируют численность людских ресурсов нацистской Германии. Беря в расчет только население Германии в границах 1937 г. (причем заниженные данные), они скромно умалчивают о территориальных приобретениях Третьего рейха в 1938–1940 гг. А мы напомним, что в тот период в состав Третьего рейха были включены Австрия, Судетская область Чехословакии, Поморский и Познанский края Польши, Эльзас и Лотарингия. А после захвата в марте 1939 г. всей Чехословакии был образован т.н. протекторат Чехия и Моравия, который тоже считался присоединенным к Германии. Во всяком случае чехи были обязаны нести все повинности населения Третьего рейха, включая службу в вермахте. И тогда численность населения Германии на 22 июня 1941 г. приобретает совершенно иной вид (см. таблицу 1).

При этом все оценки населения присоединенных территорий берутся в таблице по минимальной численности, приводимой в различных источниках, дабы избежать упреков в необъективности.

Итак, 111 млн человек населения имелось в Третьем рейхе накануне нападения на СССР, хотя в большинстве фундаментальных исторических работ (в т.ч. зарубежных) численность населения Третьего рейха на тот период оценивается в 117 млн человек.

И хочется отметить один нюанс. Все жители присоединенных территорий с упоением служили новой империи и с воодушевлением сражались против Красной Армии. Так, поляки сегодня старательно умалчивают тот факт, что призванные в вермахт жители Познанского и Поморского краев Польши не сдавались массами в плен Красной Армии. Дивизии, укомплектованные познанскими и поморскими поляками, показывали исключительно высокую боеспособность. Оказалось, что эти поляки не забыли Германскую империю и за 20 лет независимости так и не прониклись великопольским духом и, едва оказавшись в Третьем рейхе, принялись старательно выслуживаться перед ним. Не говоря уже о миллионах фольксдойче – этнических немцев европейских стран, – с восторгом встречавших приход вермахта.

Но ниспровергатели и «десталинизаторы» с упоением воскликнут, что население СССР к июню 1941 г. насчитывало около 196 млн человек, мол, всё равно у Сталина было на 85 млн больше людей.

Да, на 22 июня было больше. А вот какие людские ресурсы были у СССР на 18 ноября 1942 г., накануне контрнаступления под Сталинградом, после которого Красная Армия погнала гитлеровцев на запад?

Ответ на этот вопрос весьма прост (расчет приведен в таблице 2).

Итак, к 18 ноября 1942 г. в распоряжении Сталина имелось порядка 125,5 млн человек населения. И соотношение населения СССР и населения Третьего рейха с пропорции 1,77:1 изменилось к пропорции 1,12:1. Думается, что никто в здравом уме, а не в воспаленном воображении, не посмеет утверждать, что, имея на 12% больше людских ресурсов, можно позволить себе заваливать врага трупами своих солдат. Такая армия истощится не за годы – за месяцы!

Хотя что для наших либерастов логика и сухие цифры. Если их «светоч», призывавший «жить не по лжи», изрек, то не смей никто даже усомниться в его изречениях!

Конечно, по мере освобождения оккупированных территорий в распоряжение советского государства вновь поступали дополнительные людские ресурсы. Но, во-первых, гитлеровский террор привел к большим потерям мужского населения, во-вторых, значительная часть юношей призывного возраста была угнана в Германию. Так, в 1943 г. в Красную Армию было призвано 1 986 080 юношей, в 1944-м, несмотря на освобождение Правобережной Украины и Белоруссии, на военную службу призвали только 1 304 061 молодых людей. То есть, несмотря на освобождение значительных территорий, число мобилизованных в армию призывников не возросло, а уменьшилось почти в полтора раза. Из 6,7 млн человек призывного контингента 1925–1927 гг. рождения в 1943 и 1944 гг. удалось мобилизовать только 3 290 141 человека (49%). В целом же из более 12 млн призывников 1923–1927 гг. рождения в Вооруженные силы было мобилизовано только 6 567 059 человек (55% от мобилизационного ресурса). Остальные были угнаны в Германию или погибли на оккупированных территориях, или же, встав в 14-летнем возрасте к станкам, к 1943–1944 гг. приобрели высокую квалификацию на оборонных заводах и уже не подлежали призыву. А значительная часть молодежи Прибалтики и Западной Украины вообще оказалась на службе в гитлеровской армии или войсках СС. Точно так же, как молдавская молодежь была призвана в румынскую армию.

Но вернемся к людским ресурсам Третьего рейха. При их оценке господа ниспровергатели и «десталинизаторы» очень скромно умалчивают и о человеческих ресурсах Европы, которые были в распоряжении гитлеровской Германии. А ведь Европа очень активно участвовала в «освободительном крестовом походе против азиатского варварства и большевизма», как стал именовать гитлеровское вторжение доктор Геббельс после Сталинграда.

Читайте также:  У кого из операторов лучший мобильный интернет

Во-первых, сателлиты Германии. Все эти марки солонины с гавриилпоповыми и бестужевы-лады с соколовыми в упор не замечают армий Румынии, Венгрии, Финляндии, итальянские, испанские, словацкие и хорватские войска. В советские годы, в интересах т.н. пролетарского интернационализма был запущен миф, что трудящихся Румынии, Венгрии, Словакии, Италии чуть ли не под дулами пулеметов гнали на войну. Но когда были открыты архивы, выяснилось, что по донесениям с фронтов боеспособность и моральный дух итальянских, румынских и венгерских войск оценивался советским командованием очень высоко. А о финнах и говорить не приходилось. В 1941–1943 гг. финские войска сражались за идею «Великой Финляндии» с большим энтузиазмом. Это в 1944 г., когда они услышали, каких пистонов получают немцы, задумались: а что будет с ними, если в Карелию и под Выборг придут войска, закаленные в боях с вермахтом. Это ж каких пистонов они, финны, от тех войск огребут! Мало не покажется. То же самое следует сказать и о румынах. Они с энтузиазмом и охотой воевали за «Великую Румынию» от Дуная до Днепра. И упадок боевого духа начался в конце 1943 – начале 1944 г., когда понесенные потери и лишения военного времени развеяли эйфорию от захвата советского Причерноморья. А мадьяры были просто одержимы идеей отмщения русским за подавление их восстания в 1848 году. Сто лет прошло уже, а они всё никак успокоиться не могли. И в советское время на информацию о зверствах мадьяров на оккупированных территориях было наложено табу, во имя «братских взаимоотношений». По своей жестокости к мирному населению мадьяры переплюнули даже немцев, уступая только украинским и прибалтийским полицейским батальонам СС. Архивные данные свидетельствуют, что во фронтовых донесениях постоянно отмечалась высокая стойкость венгерских войск в бою, упорство в наступлении и обороне. Кроме того, венгерские войска воевали на стороне гитлеровцев буквально до последних дней войны. Упорство и стойкость итальянских войск в боях на Среднем Дону также оценивались как очень высокие, никакого развала итальянских дивизий после первого же удара не отмечалось. Сопротивление хорватских легионеров под Сталинградом оценивалось как одно из самых ожесточенных. И единственные, кто воевал ни шатко ни валко, были словаки.

Что касается численности войск сателлитов гитлеровской Германии, то она была очень даже немаленькой (таблица 3).

Во-вторых, Германия черпала людские ресурсы и из оккупированных стран. Иностранные добровольцы вермахта и СС, иностранные добровольцы во вспомогательных военизированных формированиях (Национал-социалистский автомобильный корпус, Транспортный корпус Шпеера, Имперская трудовая служба, Организация Тодта), вспомогательный вольнонаемный персонал вермахта и СС («Добровольные помощники», «Hilfswillige» (хиви, Hiwi). В вермахт и СС добровольно вступило около 1800 тыс. человек из оккупированных стран Европы и оккупированной территории СССР (в т.ч. в т.н. восточные формирования – русские, украинские, прибалтийские, кавказские, туркестанские – влилось порядка 375 тыс. чел.). «Добровольных помощников» набралось почти 3500 тыс. человек (в т.ч. около 600 тыс. с оккупированных территорий СССР). Во вспомогательных военизированных формированиях также служили добровольцы со всей Европы.

Поэтому численность вооруженных сил Третьего рейха, войск СС, вспомогательных военизированных формирований и пр. составила около 31 млн человек (таблица 4).

С учетом 3500 тыс. человек войск сателлитов получаем численность около 26 500 тыс. человек, задействованных Третьим рейхом против СССР.

А какие людские ресурсы были задействованы И.В. Сталиным? Согласно архивным данным на 22 июня 1941 г. списочная численность Вооруженных сил СССР составляла 4 826 907 человек. В 1941–1945 гг. было призвано в Вооруженные силы 29 574 800 чел. (с учетом приписного состава, находившегося в войсках к началу войны). Итого 34 476,7 тыс. человек. Как видим, в Вооруженные силы СССР было призвано в 1,3 раза людей больше, чем Третий рейх совместно с сателлитами задействовал на Восточном фронте. Но если мы учтем, что, из 34476,7 тыс. человек мобилизованных в годы войны 3614,6 тыс. были направлены не в армию, а на работу в промышленность, то получается, что Вооруженные силы СССР получили порядка 30 862,1 тыс. человек. Это превышает численность людских ресурсов, использованных нацистской Германией против СССР всего в 1,16 раза.

Мог ли Сталин при таком соотношении мобилизационных ресурсов «заваливать» врага трупами солдат? Любой здравомыслящий человек, а не либераст, скажет, что нет.

Кроме того, если Германия могла черпать трудовые ресурсы из оккупированных стран, что она и делала, угнав на принудительные работы около 12 млн человек, то СССР был лишен такой возможности. Военная экономика требовала квалифицированных кадров рабочих и инженеров. Без этого ни о каком росте военного производства речи идти не могло. И необходимость бронирования от призыва на военную службу квалифицированных рабочих в промышленности и сельском хозяйстве существенно снижала мобилизационные возможности страны.

Приведем еще один расчет.

На 22 июня ресурс мужского населения 1891–1927 гг. рождения в СССР составлял около 57 213 тыс. человек, в том числе на территориях, подвергшихся в 1941–1942 гг. оккупации, примерно 25 560 тыс. человек.

Из 57 213 тыс. человек исключаем 5% мужчин, полностью не годных к военной службе даже в военное время, т.е. 2,86 млн человек. Остается 54,35 млн. Исключаем из этого числа еще примерно 20% – это специалисты науки, промышленности и сельского хозяйства, забронированные и не подлежащие призыву как высококвалифицированные рабочие и инженерно-технический персонал. Это еще примерно 11,44 млн человек. Остается 42,9 млн. Из этого числа необходимо исключить угнанных в Германию и погибших на оккупированных территориях мужчин – это около 4,5–5 млн. Исключаем и коллаборационистов, пошедших в услужение гитлеровцам, – это около 1 млн человек. И получается, что СССР располагал возможностями по призыву в армию примерно 36,9–37,4 млн человек. Что и было осуществлено: в 1941–1945 гг. с учетом кадровой армии было мобилизовано 34 476,7 тыс. человек.

Таким образом, ни о каком заваливании трупами врага речи не могло идти! И.В. Сталин отнюдь не был безмозглым руководителем типа Хрущёва или Горбачёва. И многие шаги он просчитывал наперед. И пусть он не имел военного образования, но, будучи очень прагматичным руководителем, материалистом, реально оценивающим ситуацию, прекрасно понимал, что людские резервы страны не безграничны! Безграничными людские ресурсы СССР стали в мемуарах битых гитлеровских генералов, которым надо было оправдывать свои поражения, да в опусах всяких разных викторовастафьевых да гавриилпоповых вместе с бестужевыми-ладами и соколовыми.

Ну, у битых гитлеровских генералов ларчик открывается просто: надо как-то оправдывать, почему после победных реляций об уничтожении не просто сотен, а даже тысяч советских дивизий, о миллионах и миллионах убитых советских солдат, о десятках тысяч сожженных советских танков Красная Армия не истаяла как утренний туман. Либерасты и «десталинизаторы» простить не могут Советскому Союзу, И.В. Сталину, что устояли после страшного удара вермахта, не разбежались, не вздернули лапки, как «цивилизованные» страны, а учились воевать буквально на ходу в годы войны и выучились, погнали гитлеровцев назад. Не скулили, не молили англосаксов «придите и освободите!». Вот этого и не могут простить, что не валялись в ногах у англосаксов, вымаливая освобождение.

Сталинград. Пленные румыны. 1943 г.

А для тех, кто с упоением повторяет либерастские утверждения, что в «демократических» странах поражений, подобных тем, что потерпела от вермахта Красная Армия, не могло быть по определению, напомню:

– полностью отмобилизованная к 1 сентября 1939 г. польская армия перестала существовать как организованная сила к 16–17 сентября, т.е. через 2,5 недели. При этом оснащение польской армии было лишь ненамного хуже, чем у немцев. Каждая пехотная дивизия имела шестнадцать 100-мм чехословацких гаубиц, не считая нескольких десятков 75-мм пушек и 81,4-мм минометов, а также по тридцать 37-мм противотанковых пушек «Бофорс». Для уничтожения немецких танков Pz.Kpfw.I, Pz.Kpfw.II и Pz.Kpfw.35(t), составлявших 85% танкового парка вермахта и имевших броню не толще 10–25 мм, мощности «Бофорсов» хватало с избытком. Тяжелая артиллерия польской армии насчитывала до полутысячи орудий калибра 105, 155 и 220-мм. Но в итоге польскую армию немцы разнесли вдребезги!

– французская армия имела восемь месяцев «Странной войны», чтобы подготовиться к отражению возможного немецкого наступления. Но немцам потребовалось 5 недель (35 дней) активных боевых действий, чтобы разнести вдребезги и французскую армию, и английский экспедиционный корпус! Притом что ни количественно, ни качественно немцы войска союзников не превосходили. Только современных истребителей было чуть побольше.

Но первых же поражений оказалось достаточно, чтобы и поляки, и французы с бельгийцами и голландцами вздернули лапки и сдались на милость победителей. И только в СССР первые поражения не привели к упадку и растерянности, и сопротивление с каждым днем становилось всё ожесточеннее, пока немцы не были остановлены окончательно, а затем их погнали на запад до самого Берлина!

Андрей РАЙЗФЕЛЬД

Комментировать
2 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector